ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Актер внутреннего театра

Екатерина Васенина, Новая газета, 19.04.2007
Известность пришла к нему после фильма «Изображая жертву». Победа картины на Римском кинофестивале и показ по Первому каналу окончательно закрепили имя Юрия Чурсина в умах зрителей. Но театралы отметили его еще в «Откровенных полароидных снимках» и «Лесе» Кирилла Серебренникова.
«Внутренний театр» начался с детства, с очарования клоуном Енгибаровым. Родители — военные — всемерно поддерживали, в Щукинское поступил с первого раза, после взяли в Вахтанговский театр. За три года — одиннадцать ролей, скучно слушать. А потом что-то случилось, щелкнуло — и Чурсин ушел в МХТ. И сразу — ба-бах! — прославился.
В типичном отличнике обнаружилось второе дно — сильного, непокорного, энергичного, самостоятельного человека и актера. Он захотел другой жизни по своим правилам — и получил ее. Сыграл главную роль в сериале «Хиромант» — после этого еще шутил: мультики, говорит, мечтаю озвучивать, как Камерон Диас. В «Господах Головлевых» Серебренникова сыграл второстепенного Петеньку, сына Иудушки, — и понятно стало, что ни эпизода, ни сериала, ни мультика не хватит этому худому, долгоносому и парадоксально привлекательному молодому человеку с отменной пластикой.
Когда в «Чайке» в очередь с Мироновым, а потом и единолично заиграл Треплева — шутки кончились. Но еще до этого он вывел в «Лесе» своего Буланова, и многим стало не по себе. Юный приживала Буланов женит на себе бальзаковского возраста помещицу-богачку — и нет вокруг на десять верст человека подлее, умнее и удачливее. Оправдание жиголо? Воля ваша, Чурсин просто ставит перед залом зеркало. Кому-то, может, и режет глаза.
20 апреля Кирилл Серебренников выпускает в МХТ премьеру «Человек-подушка» по пьесе Мартина МакДонаха. Чурсин играет Ариэля — жестокого следователя-дознавателя, способного на убийство во время допроса. При этом Ариэль говорит о себе: «Я - хороший полицейский». Накануне премьеры Чурсин думал вслух: почему ему снова выпало играть палача, который когда-то был жертвой?

- Что вы вынесли из работы в театре Вахтангова?

 — Важность ансамбля. Чувство партнера. Что работу нужно делать с любовью и много. Что положение актера должно быть уважаемым. Человеку не должно быть стыдно, когда он говорит, что он актер.

- А почему эти мысли приходят вам в голову?

 — Жизнь по-разному складывалась.

 — Вы играли Сципиона в «Калигуле» театра Вахтангова. Сципион говорит о Калигуле: «Он многому меня научил. Некоторые его фразы я помню наизусть». О ком так может сказать Юрий Чурсин?

 — О Михаиле Александровиче Ульянове. О Римасе Туминасе. О Григории Дитятковском. О Кирилле Серебренникове. О Сергее Маковецком — он не отпускает тебя, играет, как ребенок на детской площадке, забывая обо всем. И заражаешься, входишь в игру с головой.

 — Слышала, что с Серебренниковым вас познакомили хореографы Саша Конникова и Альберт Альберт, с которыми вы так незабываемо играете роль барельефа (неподвижно в течение часа!) в перформансе «Новый год» на «Фабрике». Как это было?

 — На «Калигуле» режиссер Павел Сафонов пригласил ставить хореографию Альберта Альберта. На премьеру пришел Кирилл. Через месяц пригласил меня играть в «Откровенные полароидные снимки». Потом был «Лес».

 — Ваш Буланов просто жаждет счастья и добивается его теми талантами, которыми располагает?

 — Буланов ненавидит тот полунищий мир, откуда пришел, и все время стремится измениться, добиться каких-то невиданных им раньше благ. Но со временем между ним и Раисой Павловной возникает любовь. И на этой волне он способен по доброй воле одаривать Гурмыжскую…

 — Критики писали: ваш Буланов — Путин, а Гурмыжская — Родина-мать.

 — Гениальность Островского в том, что текст вечен. Президент, губернатор, хозяин дома — у Буланова может быть любая должность. Универсальность структуры «Леса» в наблюдении — кто кем соблазнен, кто чем является, кто чего добился. Привязка к именам и времени делает материал мелким; шутка про это, конечно, в спектакле есть. Но важнее все-таки монолог Несчастливцева.

 — Кто автор уже легендарной фразы, что «русское кино в ж? — один Федя Бондарчук молодец» в фильме «Изображая жертву»? В пьесе Пресняковых ее вроде бы не было.

 — Пресняковы — авторы сценария фильма, и фраза их. Братья очень талантливые. Их ирония на самом деле простирается гораздо дальше подобных оценок русского кино.

 — Как вы думаете, они могли бы оказаться на месте Катуряна Катуряна и Михала, осужденных за убийства по литературным сюжетам братьев-писателей в «Человеке-подушке»?

 — Нет, они могли бы оказаться на месте Вали в своей же пьесе «Изображая жертву». Катурян Катурян и Михал не имеют такого чувства юмора и чувства легкости на дне ужаса, как Пресняковы. Катурян Катурян и Михал как раз погружаются на дно жизни, «копают» ужас в действительности. Мы задавали себе ваш вопрос на репетиции — но нет. Это другие характеры современных мыслителей.

 — Ваш герой Ариэль в «Человеке-подушке» — палач, а Валя изображал жертв преступлений. Как они внутри вас соотносятся?

 — В «Человеке-подушке» все немножко жертвы. Нет ни одного здорового человека, все со смещенным чувством прекрасного. Это интересно — играть перевертышей. И Валя в «Изображая жертву», и Ариэль — палачи из-за того, что когда-то были жертвами.

 — Экзистенциальный выбор в современном мире сводится к выбору между ролями жертвы и палача?

 — Это всего лишь роли. Никакого экзистенциального выбора сейчас люди не испытывают. Какой невероятный подвиг человек совершает сегодня при принятии решения, если для него все решения допустимы? Можно быть кем угодно и никого этим не удивить.

 — Может быть, подвиг сегодня — в отказе от навязанного релятивизма?

 — Да, наверное.
И все равно я стою за жизнеутверждение. Можно пробиться к любви, к счастливым состояниям! Человек рожден для этого, а не для страданий и рефлексий. Главенствовать, чтобы выжить, — мир старается жить так. А ведь можно отключиться и жить просто телом, гармонично занимая место в этом мире. Или — разминать сердце. Хорошо, если у человека карма удачная. А если нет? Его начинает пожирать, извините, монитор отклонения. 

 — Что это?

 — Антонио Манигетти придумал такую теорию в области психосоматики, согласно которой в современном мире доминирует человеческий мозг. Мозг, рассудок, защищая сам себя, обогащая свои стереотипы богатства и семьи, изменяет человеческое поведение, сбивая его заложенными стереотипами. Все медиапространство на это работает. Люди со сбитой системой передают свои программы следующим поколениям, а тем уже совсем тяжело выскочить из заведомо простроенных структур и начать работать для собственной души.

 — Вы даже сейчас ухитряетесь пробиваться к маленькому счастью — разговаривая со мной, делаете себе массаж головы, разминаете мышцы рук, почесываете друг о друга копытца (на ногах Юрия японские сапожки nindja shoes, похожие на копыта).

 — Это отклик организма. От нехватки расслабленных состояний. Иногда организм доводится до такого состояния — и тогда начинает сам себе делать массаж. Но утром делать зарядку и бросаться в бассейн все равно не может.

 — Валина болезнь эмоционального онемения вам не близка?

 — Совсем не близка. Онемение эмоций кажется мне делом крайне вредоносным. Хотелось сделать его таким, но никак не оправдывать. Есть определенная симпатичность в его революционном состоянии, заложенном провокаторами Пресняковыми.
Но в Пресняковых есть состояние соответствия самим себе, они работают над этим очень плотно. А в Вале — нет.

 — Недавно «Изображая жертву» показывали на Первом канале, потом устроили большую дискуссию в студии. Вам было интересно?

 — Это было телешоу — и отталкиваться нужно от этого. Звучало мнение профессионалов, дискуссия была прекрасная и серьезная. Но это не зрительский голос. Огромное упущение — возрастная рамка высказывавшихся. Там не было 25-30-летних, тех, кто больше похож на Валю.
А им есть что сказать. Это поколение, которое вот-вот проявится. Среди них масса самостоятельных, влияющих на пространство людей. Есть двадцатилетние владельцы ресторанов и дилерских компаний — и они осознают, что важнее качество, чем количество, что за счет медленного, но качественного роста можно добиться большего. Вслушиваюсь в текстовки ломаного русского хип-хопа и понимаю, о чем человек поет. Многие из тридцатилетних уже депутаты. Они одной ногой там, где творят закон.
В тридцатилетних заложены советское воспитание, эйфория 90-х и космополитизм, который часто превращается в безразличие к собственной стране. Это люди двойственные — они не ходят на выборы, потому что они уже купили землю во Франции и уедут в любой момент, они это знают. Для них переезд на ПМЖ в другую страну не является страшным переходом из одной жизни в другую. Это люди с трезвым, безразличным умом, немножко не хотящие. Когда были шальные 90-е, им было по 13 лет. Они знают от старших братьев, что можно потратить за три дня три миллиона долларов, улететь в банкротство и снова заработать шесть. Романтика тех лет прошла.
А в тот момент, когда они повзрослели, везде висели объявления «Завтра выборы Владимира Владимировича Путина». Они очень трезвы, но и позитивизма в них много. Они понимают, что гламур — это совсем не стразы. Они помнят сквоты 90-х. 90-е были временем, когда имел значение каждый год и каждый год имел свое лицо.

 — Сегодня ники электронной почты говорят о человеке больше, чем фото в паспорте. Что значит ваш ник «галлюциноз»?

 — Галлюциноз — что-то из области иррационального, неопределенное и не подчиненное логике. Смешное слово. Мне нравится. К тому же у меня теперь новый ник — в нем есть радостное слово «ура».
2007
Соло для Заградника, Ольга Галахова, Независимая газета, 24.12.2007
В МХТ рассказали о таджикских стариках, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 10.11.2007
Кишлак с привидениями, Алла Шендерова, Коммерсант, 30.10.2007
Страшно далеки они, Глеб Ситковский, Газета.ру (Gzt.Ru), 9.10.2007
Ефремов поселился у Станиславского, Мария Москвичева, Московский Комсомолец, 6.10.2007
Он говорил за всю среду, Анатолий Смелянский, Культура, 4.10.2007
Его жизнь была полна отваги, Лев Додин, Виктор Гвоздицкий, Культура, 4.10.2007
С Ефремова начался отсчёт нового театрального времени, Олег Табаков, Литературная газета, 3.10.2007
Звезда Олега Ефремова, Ольга Кучкина, Комсомольская правда, 1.10.2007
7 лет без Олега Ефремова, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 1.10.2007
Современник, Ирина Корнеева, Российская газета, 1.10.2007
Ностальгия по позапрошлому, Елена Ямпольская, Известия, 1.10.2007
«Она уникальный слухач и нюхач в профессии», Глеб Ситковский, Газета, 17.09.2007
Табаков ищет талантливых детей и режиссеров, Ася Кравченко, Независимая газета, 13.09.2007
У Табакова наполеоновские планы, Московский комсомолец, 1.09.2007
Живой факел, Елена Ямпольская, Известия, 27.08.2007
Театры и камергеры, Ирина Мак, Известия, 10.08.2007
Цена вопроса, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 28.05.2007
Театр как его двойник, Марина Токарева, Московские новости, 25.05.2007
Последнее слово, Елена Губайдуллина, Независимая газета, 23.05.2007
Памяти Виктора Гвоздицкого, Григорий Заславский, Независимая газета, 23.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Алена Солнцева, Время новостей, 22.05.2007
Артист-парадоксалист, Роман Должанский, Коммерсант, 22.05.2007
Играл как дышал, Ирина Корнеева, Российская газета, 22.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Марина Райкина, Московский комсомолец, 22.05.2007
Невосполнимый Парадоксалист, Глеб Ситковский, Газета, 22.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Вечерняя Москва, 20.05.2007
Легенда не умирает, Марина Токарева, Московские новости, 18.05.2007
«Как мало я успела», Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 18.05.2007
Не осталось дней ее года, Татьяна Невская, Газета.ру (Gzt.Ru), 17.05.2007
Занавес, Варвара Карпеева, Российская газета, 17.05.2007
Девять дней одной жизни, Марина Райкина, Московский комсомолей, 17.05.2007
Не стало Татьяны Лавровой, Леонид Павлючик, Труд, 17.05.2007
Умерла актриса Татьяна Лаврова, Новые известия, 17.05.2007
Памяти Татьяны Лавровой, Отдел культуры, Время новостей, 17.05.2007
«Девять дней» и одна жизнь, Роман Должанский, Коммерсант, 17.05.2007
Женщина физиков и лириков, Марина Давыдова, Известия, 16.05.2007
Казус Катуриана, Алена Карась, Российская газета, 15.05.2007
Расскажи нам о зеленом поросенке, Олег Зинцов, Ведомости, 15.05.2007
Дети на сцене играли в гестапо, Марина Давыдова, Известия, 14.05.2007
Вчера детей душили, душили…, Ольга Егошина, Новые известия, 14.05.2007
Ужастик-то с идейкой, Анна Гордеева, Время новостей, 14.05.2007
Расскажу тебе сказку, дружок, Глеб Ситковский, Газета, 14.05.2007
Кирилл Серебренников приглашает на казнь, Алла Шендерова, Коммерсант, 12.05.2007
НОВЫЙ РУССКИЙ АКТЕР, Ольга Егошина, Экран и сцена, 05.2007
Где-то сценарий нашел режиссер…, Анастасия Плешакова, Комсомольская правда, 26.04.2007
«Мне не очень интересно нравиться», Анна Наринская, Коммерсантъ — Weekend, 20.04.2007
Спектакль по уму, Роман Должанский, Коммерсантъ-Weekend, 20.04.2007
Актер внутреннего театра, Екатерина Васенина, Новая газета, 19.04.2007
Актер внутреннего театра, Екатерина Васенина, Новая газета, 19.04.2007
«Это пьеса, которую копать и копать», Роман Должанский, Коммерсантъ Власть, 16.04.2007
Кранты на фронтах, Александр Гаррос, Эксперт, 16.04.2007
Человек-подушка (The Pillowman), Лиза Биргер, TimeOut Москва, 11.04.2007
Хочу разобраться, как должен быть устроен театр, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 6.04.2007
Попытка автопортрета, Марина Гаевская, Культура, 22.03.2007
Фанера над Парижем, Итоги, 12.03.2007
На горе сосна растет…, Марина Давыдова, Известия, 12.03.2007
Картонные страсти, Ольга Егошина, Новые известия, 7.03.2007
Пьеса в горошек, Алла Шендерова, Коммерсант, 7.03.2007
Человек, родившийся вместо другого, Павел Подкладов, NewsInfo, 27.02.2007
В авангарде тихих героев, Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 21.02.2007
Кира Головко принимает поздравления, ГТРК «Россия-Калининград», 8.02.2007
Полина Медведева. Судьба актрисы — свершения и надежды., Жанна Филатова, Театральная афиша, 02.2007
Реабилитация Сальери, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 23.01.2007
Зачем они убили Моцарта?, Марина Давыдова, Известия, 23.01.2007
Следствие закончено — забудьте!, Анна Гордеева, Время новостей, 22.01.2007
Моцарта сгубили бабы?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 20.01.2007
Вольфганг для двоих, Роман Должанский, Коммесант, 20.01.2007
Без вина виноватые, Ирина Алпатова, Культура, 18.01.2007
Кирилл Серебренников. Успех, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 15.01.2007
Финита ля комедия, Итоги, 14.01.2007
Здравствуйте, вы - наша тетя, Елена Ямпольская, Известия, 12.01.2007
Клиент всегда прав, Ирина Алпатова, Культура, 11.01.2007
Талант убойной силы, Елена Лаптева, Комсомольская правда, 11.01.2007
Здравствуйте, я ваша племянница, Ольга Егошина, Новые известия, 11.01.2007
Мальчики-леденцы и Барби, Дина Годер, Время новостей, 11.01.2007
Безопасный смех, Григорий Заславский, Независимая газета, 11.01.2007
Шекспир на пенсильванщине, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 10.01.2007
Карма Кармен, Майя Крылова, Независимая газета, 10.01.2007
Моцарт примерит юбку, Вера Копылова, Московский Комсомолец, 9.01.2007
Ия Саввина в программе «Линия жизни», телеканал «Культура», 2007
Мой серебряный шар. Анатолий Кторов, Виталий Вульф, телеканал «Россия», 2007
Мой серебряный шар. Татьяна Лаврова, Виталий Вульф, телеканал «Россия», 2007