ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Вечность: между мужским и женским концом

Марина Райкина, Московский комсомолец, 23.04.2002
Интерактив, которым так гордится шоу-бизнес, похоже, пришел в театр. Первая ласточка приземлилась во МХАТе, рядом с чайкой на знаменитом занавесе.

Во всяком случае, зрителям спектакля «Вечность и еще один день» при входе объявляют правила игры: они должны голосовать до спектакля за женский и мужской финал посредством специальных билетов. Голосование абсолютно прозрачно: в пластиковых кубах видно, какая версия победит. Такую и играют — мужскую или женскую. На премьере, состоявшейся в минувшее воскресенье, победил вариант сильной половины человечества. После чего академический зал огласил рев восторга, близкий к реву диких маралов.

Сербский писатель Милорад Павич предложил театральное меню на тему любви-смерти, вечности-жизни, высокого-низкого в весьма интересном стиле — предсказания, философских сентенций и поэтичности. Только не надо вздрагивать при слове «поэзия»: высокое у Павича в постановке Владимира Петрова имело очень даже приземленный вид, особенно когда действие улетало в заоблачные выси.

 — Баба без жопы — что село без церкви, — говорит лейтенант австрийской разведки (Валерий Трошин). Но принадлежность к австрийской армии вовсе не намекает на географическую точку событий «Вечности». В мужском варианте все начинается с вечеринки в частном доме, закуску в виде «рыбы, приправленной солью с оленьего рога», вообще подают во дворце где-то не на земле. «Закуска» как будто подвешена в воздухе на киноэкране, лишенном самого белого полотна. В столь гастрономическом антураже происходит судьбоносное знакомство мужского тела (Егор Бероев) с женской душой (Екатерина Соломатина).

Основное же блюдо под названием, больше подходящим фармацевтике — «Петкутин с Калиной», — выносят где-то на Дунае, в античном театре, и Константинополе, причем в 1688 году. Здесь Тело, ставшее красивым юношей Петкутиным, встречается с девушкой Калиной, и… естественно, — любовь. Любовь в красивом сплетении слов и фраз производства господина Павича, а также пластики тел в постановке Леонида Тимцуника (стал широко известен как «труп» в спектакле «№ 13»). Красота нечеловеческая, которой, однако, непозволительно быть таковой.

 — Ты только что любил меня, а теперь чешешься, — говорит возлюбленному Калина.

Потом состоится свадьба с абсолютно этнографическим наполнением — сербские костюмы, музыка, танцы. Однако мужской вариант оказался суровым: Калина погибает, растерзанная в античном театре тенями умерших актеров. Одно это всерьез заставляет задумываться о губительной природе театра. И это, пожалуй, единственная сцена, которая выбивается из невыразимо красивого образного ряда своей провинциальностью. Впрочем, такая странность не омрачает возвышенного ощущения от спектакля и всех его составляющих — света (Дамир Исмагилов), декораций (Валерий Левенталь), музыки. И конечно же, актерских работ. Тем более что у женской версии — хороший конец.

- А как вы определяете перед спектаклем, какой вариант играть?

 — На глаз, видно же, — ответил режиссер, который, в отличие от многих своих коллег европейского театра, не побоялся взяться за странно-прекрасную, невероятно-ясную, потусторонне-земную драму Павича. — Ведь обе версии отличаются только аперитивом и десертом.

Следует добавить, что названия десертов, подаваемых к вопросу жизни и смерти, озадачивают: «Кофе без сахара» для мужчин и «Засахаренные фиалки» для женщин. 
Пресса
Пальцем ноги?, Лев Аннинский, Версты, 8.10.2002
Альтернатива вечности, Александр Смольяков, Век, 24.05.2002
Балканский синдром, Павел Руднев, Ваш досуг, 13.05.2002
Затерянные в постмодерне, Мария Львова, Вечерний клуб, 8.05.2002
Вечность и еще один день, Майа Одина, Афиша, 4.05.2002
Интерактивный комплексный обед, Александр Соколянский, Ведомости, 27.04.2002
Мхатовская каракатица, Артур Соломонов, Газета, 26.04.2002
Право выбора, Григорий Заславский, Русский Журнал, 25.04.2002
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, 25.04.2002
Вечность мужская и женская, Ирина Корнеева, Время МН, 24.04.2002
Милорад Павич: Во время бомбежек НАТО я чистил яблоки, Зинаида Лобанова, Комсомольская Правда, 24.04.2002
Во МХАТе зрители голосуют за «розовый» или «голубой» спектакль, Ярослав Щедров, Комсомольская Правда, 24.04.2002
Вечность: между мужским и женским концом, Марина Райкина, Московский комсомолец, 23.04.2002
МХАТ изнасиловал женскую версию, Елена Волкова, Газета.ru, 23.04.2002
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, 23.04.2002
Мой первый Павич, Дарья Коробова, Независимая газета, 23.04.2002
Миссия невыполнима, Марина Давыдова, Время новостей, 23.04.2002
«Вечность» слегка затянулась, Роман Должанский, Коммерсантъ, 23.04.2002
Мальчики направо, девочки налево, Алексей Филиппов, Известия, 23.04.2002
Меню для театрального ужина, Александра Лаврова, Ваш досуг, 1.04.2002