ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Константин Хабенский: театр — это жизнь, а кино — деньги

, 01.2006
Свою звездность исполнитель главной роли в фильме о «Дозоре», вторая часть которого на днях вышла на экраны, ощущает в полной мере. Однако считает себя прежде всего актером театра, а роли ему выбирает… Михаил Пореченков. И каждый Новый год Константин встречает с надеждой на лучшее.

- Константин, вы в детстве в Деда Мороза верили?
 — Верил, как любой нормальный ребенок. И ждал подарков.
- Какой Новый год в вашей жизни был самым необычным?
 — Думаю, такой еще впереди. Я вообще не люблю зацикливаться на том, что у меня было позавчера или 7 лет назад. Все лучшее — завтра. Вообще-то мы привыкли в новогоднюю ночь сидеть дома или в гостях: стол, шампанское, телевизор… А вот на сей раз в 2 часа ночи с 31 декабря на 1 января в московском кинотеатре «Октябрь» — премьера «Дневного дозора». Так что нынешний праздник у меня весьма своеобразный.

Чувствую энергетику людей

- На ваш взгляд, «Дневной дозор» удался?
 — По-моему, вторая часть фильма получилась удачнее первой. Может, мы глубже прочувствовали роли, вошли во вкус. В «Дневном дозоре» ярко выражена любовная линия. Мне кажется, эта картина больше тронет женщин. 
- Вы наверняка читали книги Лукьяненко, по которым эти фильмы сняты. Ваш Антон Городецкий и персонаж книги одинаковы?
 — Да, читал, но по необходимости. Честно признаюсь: я не большой поклонник такой литературы. Мне просто был интересен жанр фильма, поэтому решил сниматься. А образ Городецкого — это первое, с чем не соглашался Сергей Лукьяненко. У него выписан герой, который без душевных сомнений крушит все вокруг во благо Света. Мы с режиссером Тимуром Бекмамбетовым подумали и решили, что намного интереснее, даже трагичнее будет выглядеть «герой поневоле». Человек, который попал в определенные обстоятельства и вынужден в них выживать.
- После выхода «Ночного дозора» Антон Городецкий стал культовым героем. Что происходит с ним в «Дневном дозоре»?
 — Антон меняется — я на это надеюсь. По крайней мере, мы приложили много усилий, чтобы он изменился. И даже стал в некоторых сценах неприятен зрителям. Он нормальный, самый обычный человек, который понимает, что нет идеального добра и абсолютного зла.
- Забавные случаи на съемках происходили?
 — В моем пересказе забавные случаи почему-то перестают быть забавными. Съемки были очень интенсивные, долгие, тяжелые. Представьте: ночь, зима — практически все снималось на улице. Запомнилось то, что мы работали на пределе сил. 
- В одном из интервью вы говорили, что у вас в роду была некая колдунья и от нее вам передался такой дар: все синяки и раны на вашем теле проходят за несколько часов.
 — Я это говорил?! Нет, это за меня написали, я такого никогда не рассказывал. Хотя я суеверный. Достаточно суеверный и достаточно верующий. 
- А как вы относитесь к мистике? Съемки в «Дозоре» не изменили ваше к ней отношение?
 — К мистике я отношусь… с уважением, скажем так. Какой-то мир, помимо нашего, точно существует. Но фильм есть фильм, и съемки стоят в стороне от жизни. Вы же наверняка заметили по первой картине: мы попытались совместить мистические вещи с бытом, объяснить потустороннее рациональным. Например, воронка над головой — это всего лишь сквозняк. Так и в жизни можно ко всему подходить с двух сторон. Вот мы сидим с вами на кожаных диванах. С одной стороны, диван как диван, а если присмотреться — это какая-то другая энергетика… В общем, я верю в энергетику. И сразу чувствую людей — смогу с ними общаться или нет.

Роли мне выбирает Пореченков

- Кто из профессиональной среды для вас энергетически «свой»?
 — У нас большая компания. В нее входят многие театральные актеры — например, Александр Семчев, Андрей Зибров. Временами встречаемся с Михаилом Трухиным — по крайней мере, интерес друг к другу не потеряли. А с Мишей Пореченковым у нас дружба со школьной скамьи. Мы поступали вместе, у нас одно дело, одни интересы, шутки одинаковые. Мы даже роли друг другу выбираем. Есть еще несколько человек, которых я могу назвать своими друзьями: они не работают ни в театре, ни в кино, но тоже творческие души.
- А что вам ближе — театр или кино?
 — Это несравнимые вещи: у обеих есть своя прелесть. Но театр заставляет чувствовать, жить. В театре — настоящее творчество, там получаешь удовольствие и адреналин, которого порой не хватает в обычной жизни. Что касается кино… Мы получаем там деньги. Иногда удовольствие. Когда одно с другим сходится — это просто фантастика.
- Но, наверное, съемки в кино — это каждый раз еще и новый опыт?
 — О да! В кино я многому научился, даже трудно перечислить. Например, в «Дневном дозоре» — разговаривать под водой. Освоил управление всеми видами транспорта, кроме разве что танка.
- А как вы вообще стали актером?
 — Я работал монтировщиком в неформальном театре-студии «Суббота» и по мере сил выходил на сцену «театральным горшком» — это когда вокруг главного героя вместо задних декораций ставят людей. Постепенно почувствовал вкус к пребыванию на сцене, поступил в театральный институт.
- Ваши родители как-то связаны с театром?
 — Я рос в рабочей семье, у меня замечательные родители. Отец — инженер, мама — преподаватель математики.
- Если бы вы не стали актером, чем бы занимались?
 — Кто его знает… В свое время я работал и сторожем, и полотером. Как-то летом даже дворником подрабатывал — летом полегче, чем в стужу. Одно время на Невском стоял, играл на гитаре.
- И много зарабатывал уличный музыкант Хабенский?
 — Да что вы! Поймите, это же не способ зарабатывать деньги. Это способ хорошо провести время, с кайфом. Я с большой симпатией отношусь к молодым ребятам, которые стоят в Москве на Тверской или в Питере на Невском, поют песни. Они же тоже не ради грошей там стоят.

Я выдумываю жизнь

- Помню, вы рассказывали о своем хобби — коллекционировании театральной обуви известных людей. Нашли для нее подходящее место? Прежде вы говорили, что она у вас дома хранится.
 — Забудьте об этом! Эта коллекция, как и многое другое, была придумана. Скучно постоянно давать одни и те же ответы на одни и те же вопросы. Вот мы с Мишей Пореченковым и стали выдумывать свою жизнь, каждый раз рассказывать что-то интересное.
- Слышала, что вы любите отдыхать в своем доме под Псковом. Не та ли это деревушка, где вы снимались в фильме «Свои»?
 — Это не та деревня, где снимали кино, но находится она совсем рядом. Природа под Псковом очень красивая. Кто бывал в этих местах, знает, о чем я говорю. Озеро, лес, дом деревянный… Никакого хозяйства, животины, огорода у меня там нет.
- И чем вы там занимаетесь?
 — Что придет в голову, тем и занимаюсь: книжки читаю, камин жгу, рыбу ловлю. На диване люблю полежать. Это нормально. Думаю, никому не хочется после работы вместо отдыха идти на холод убирать снег или огород копать. Хочется просто полежать, поплевать в потолок.
- Что читаете?
 — До бесконечности могу перечислять количество прочитанных сценариев и пьес. А на художественную литературу если и остается время, то уже не остается сил. Сначала надо выспаться, а потом читать. Иногда месяцами ношу книгу с собой и никак не могу ее открыть.
- Вы уже два раза с неприязнью упомянули холод. Это связано с детскими воспоминаниями?
 — В детстве я четыре года прожил в Нижневартовске. Такое ощущение, что весны и осени там вообще нет. Есть три месяца тепла, и снова снег.
- А первая любовь вас когда посетила?
 — В том же Нижневартовске. Все воспоминания об этом городе у меня заснеженные, поэтому даже лица девочки я не помню. Помню только, что шубок и шапок на нас много было.
- Как вы с будущей супругой познакомились?
 — Это было в кафе возле Театра имени Ленсовета, перед премьерой спектакля «Калигула». Девушки сидели за соседним столиком, я подошел и пригласил Настю на премьеру.
- А правда, что вы пришли в загс расписываться не в классической одежде, а в джинсах и свитере?
 — Да, этот так. А вы считаете, что джинсы и свитер — это не классика?
- Какие качества, по-вашему, отличают настоящую женщину?
 — Женственность и женская мудрость, я думаю.
- Именно эти качества привлекли вас в Анастасии?
 — Да, конечно. У меня все нормально, я счастлив. Но вообще-то на личные темы я не люблю говорить.
Меня гасят друзья
- А о чем бы вы спросили, если бы брали интервью у Константина Хабенского?
 — Хм. .. Я бы, наверное, задавал вопросы о театре. Здесь мне есть о чем рассказать.
- Тогда расскажите о своей любимой роли.
 — Любимые роли — самые сложные. К ним относится и Калигула, и Дурачок Карл в «Войцеке», и Зилов из «Утиной охоты».
- Ваши роли как-то перекликаются с вашей личностью?
 — Если я веду роль, герой в какой-то степени становится на меня похожим. Но мы живем, развиваемся, и наши роли меняются вместе с нами. Поэтому каждый раз, когда выходишь на сцену, ты играешь не то, что играл много раз, а что-то новое. На каждом спектакле что-нибудь выщелкивается, заново проверяется. Я бы назвал это секундами истины, как бы пафосно это ни звучало. И чувство страха, нежелание выходить на сцену — естественно. Это как бег с препятствиями, как погружение на глубину.
- Сейчас вы нередко гастролируете по стране со спектаклем МХТ «Белая гвардия». Как зритель принимает постановку?
 — Мы привозили «Белую гвардию» уже в восемь городов, последним был Новосибирск. Пожалуй, это один из наиболее тяжелых, в плане транспортировки, спектаклей. Но зритель его хочет увидеть, значит, надо везти. Как сказал Миша Пореченков, мы играем не мертвое прошлое, мы играем живых людей. И Булгаков жив. Когда мы выступали в Киеве — это было нечто! Зритель связывал все действие с недавно прошедшими на Украине событиями: каждая реплика оживляла зал.
- Вы популярнейший актер. Звездной болезнью не страдаете?
 — У моих друзей есть для меня рецепт от такой болезни. А у меня есть лекарство для них. Если у нас и были какие-то приступы, они тут же гасились — на то мы и друзья. И вообще нужно относиться к себе с юмором.

Михаил Пореченков о Константине Хабенском: «Большую часть времени он молчит. Он просто молчит и курит сигарету. Поэтому мы разделились так: я - красивый, он - умный. Вот так мы и живем. Я все время болтаю за двоих: и за него, и за себя».
2006
Вдова с вдовою говорит, Мария Хализева, ВАШ ДОСУГ, 21.12.2006
Кармен. Этюды, Анна Гордеева, Time Out, 20.12.2006
Примадонны, Алиса Никольская, TimeOut Москва, 18.12.2006
Дмитрий Дюжев: «Пытаюсь жить по правде», Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 13.12.2006
Роман длиной в полвека, Елена Леэтмаа, Пярнуский экспресс, 1.12.2006
ДМИТРИЙ КУЛИЧКОВ. Необычайные репетиции артистов в Японии, Марина Квасницкая, Театральная афиша, 12.2006
Отец четверых детей О. Табаков: «Берите пример с меня», Ольга Шаблинская, Аргументы и факты, 22.11.2006
Олег Табаков: «Берите пример с меня», Ольга Шаблинская, Аргументы и факты, 22.11.2006
Латвию оккупировала белая гвардия, Телеграф, ежедневная газета Латвии, 21.11.2006
КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ ТАБАКОВА, Оксана Химич, Московский Комсомолец, 7.11.2006
Константин Хабенский: Я - эгоист?, Дина Радбель, Эгоист generation, № 11, 11.2006
В МХАТе только девушки, Марина Райкина, Московский комсомолец, 31.10.2006
Те, кто выжил, Анна Гордеева, Время новостей, 24.10.2006
Окаянные дни, Павел Константинов, Вечерняя Москва, 5.10.2006
Наши в Эльсиноре, Жанна Зарецкая, Вечерний Петербург, 15.09.2006
Мельпомена на контракте, Андрей Ванденко, Итоги, № 20, 21.05.2006
95 лет со дня рождения Софьи Пилявской, телеканал «Культура», 17.05.2006
Счастливый номер, Елена Ямпольская, Известия, 28.04.2006
Андрей Панин: Стал актером благодаря женским колготкам, Мария Березина, Родная газета, 21.04.2006
Памяти Давида Боровского, Григорий Заславский, Независимая газета, 10.04.2006
На смерть Давида Боровского, Александр Соколянский, Время новостей, 10.04.2006
Умер самый сценный художник, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 8.04.2006
Памяти Давида Боровского, Павел Руднев, Взгляд, 7.04.2006
Вам принца Гамлета?, Юрий Фридштейн, Страстной бульвар, 10. № 5-85, 04.2006
Юрий Бутусов: «Взаимосвязи остаются», Марина Багдасарян, Театр, № 1, 04.2006
Весёлый Гамлет Бутусова, Елена Горфункель, Театр, № 1, 04.2006
Табаков раздал в театре продуктовые наборы, Никита Красников, Комсомольская правда, 28.03.2006
Жили и помнили: советская проза на сцене МХТ, Павел Руднев, Деловая газета «Взгляд», 8.03.2006
Человек проверяется на перезагрузках, Ольга Коршакова, Новая газета, 9.02.2006
Поза жизни, Ирина Алпатова, Культура, 2.02.2006
Вот счастье пролетело, и ага!.., Анна Орлова, Комсомольская правда, 2.02.2006
«Лицо года» — Олег Табаков, Василиса Волгина, Лица года КОНКУРС, 31.01.2006
Спектакль в первом чтении, Марина Шимадина, Коммерсант, 30.01.2006
Выплыли, Марина Давыдова, Известия, 30.01.2006
Течение чтения, Глеб Ситковский, Газета, 30.01.2006
Массовый заплыв в свитерах, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 30.01.2006
Интервью программе «Дифирамб», Ксения Ларина, радиостанция «Эхо Москвы», 28.01.2006
Со всеми вытекающими, Олег Зинцов, Ведомости, 27.01.2006
Ледяной дом, Ирина Алпатова, Культура, 26.01.2006
Русь уходящая, Григорий Заславский, Независимая газета, 24.01.2006
Оглянись без гнева, Итоги, 23.01.2006
Ледяной дом, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 21.01.2006
Рисковал, но выиграл, Алексей Филиппов, Московские новости, 20.01.2006
Как бы их не забыть?, Олег Зинцов, Ведомости, 20.01.2006
Расстройство памяти, Роман Должанский, Коммерсант, 20.01.2006
Разбитые фонари Датского королевства, Марина Квасницкая, Россiя, 19.01.2006
Любовь в кубе, Глеб Ситковский, Газета, 19.01.2006
Валентин Распутин: Это у меня лучшая Настена, Павел Басинский, Российская газета, 19.01.2006
Жена дезертира, Ольга Егошина, Новые Известия, 19.01.2006
По морозу босиком, Артур Соломонов, Известия, 19.01.2006
Константин Хабенский: Профессия очень сволочная, Дмитрий Савельев, Собеседник, 17.01.2006
Бедный, бедный Гамлет, Елена Строгалева, Петербургский театральный журнал, № 43, 2006
Петушиные бои, Кристина Матвиенко, Петербургский театральный журнал, № 43, 2006
Мой серебряный шар. Андрей Панин (2006), Виталий Вульф, телеканал «Россия», 2006