ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

ДМИТРИЙ КУЛИЧКОВ. Необычайные репетиции артистов в Японии

Марина Квасницкая, Театральная афиша, 12.2006
Дмитрия Куличкова называют одним из самых перспективных актеров, работающих под руководством Олега Табакова. Он много играет на театральной площадке МХТ и Театра Табакова еще со студенческой скамьи. С одним из лучших молодых режиссеров М. Карбаускисом актер сделал две работы — Ноздрева в спектакле «Похождение. ..» по «Мертвым душам» и Цыганка в «Рассказе о семи повешенных». Спектакль по повести В. Распутина «Живи и помни» в МХТ им. Чехова доказал, что актерская молодежь не только подает надежды, но и удивляет зрелостью, актерской и человеческой. Театр добился своего: молодой зритель пошел на этот спектакль, чтобы увидеть пронзительную историю любви, рассказанную мощно, лаконично и современно. Сейчас Дмитрий репетирует роль Евсюкова по повести Б. Лавренева «Сорок первый». Амплуа «народного» героя к нему приклеилось давно, но он его не боится, потому что умеет открывать в своих даже порой простоватых героях глубину мыслей и чувств.

Три года назад Тадаси Судзуки приехал в МХТ им. Чехова отбирать актеров для постановки спектакля «Король Лир». Ему нужны были актеры, обладающие внешней и внутренней гибкостью, которые могли бы скопировать манеру японских актеров.

Уже на кастинге мы испытали шок. Японская актриса показывала актерам задание. Она произносила монолог по-японски на протяжении нескольких часов, но с таким выбросом энергии, что было жутко. Актеры все немного пугались, но пытались из себя что-то выдавить в том же духе, произнося русский текст. Вторым пробным заданием была проверка координации тела. Надо было прочитать шекспировский монолог с очень энергичным посылом, распределяя слова так, чтобы за время чтения можно было сделать приседание. Причем энергичным посылом называлась концентрация животной энергии, идущей от нижних чакр тела. Мы стушевались. Ведь мы столько лет учились по системе Станиславского, где главное — зерно роли, сверхзадача, смысл произведения. Но здесь потребовалась не душа, а умение управлять своим телом, выдавать мощные энергетические импульсы, владеть навыками боевых искусств.

Непривычно, но соприкоснуться с другой театральной культурой всегда любопытно.

Мы тянулись, тем более что репетиции предстояли в такой своеобразной театральной Мекке — в японской деревне Тога, в горах, где в полном монастырском уединении живут актеры школы Судзуки.

Мхатовских актеров, прошедших кастинг, ждали новые испытания. Монастырь мало походил на актёрскую школу, а скорее на военный лагерь. Мы осваивали боевые искусства, граничащие с хореографией. Пытались наладить человеческие контакты, но это оказалось затруднительно. Все здесь было необычно. Наш мастер, например, вызывал свою ведущую актрису и показывал проявления агрессии короля Лира очень буквально — бил актрису по голове. Я с трудом сдерживал свой гнев, но все же пытался проникнуться национальным «своеобразием» этой актерской школы. Надо признаться, что вообще тема агрессии, отражения опасности для островного народа — очень актуальна. Даже то, что они живут в сейсмоопасной зоне, очень накладывает отпечаток на ощущение себя в мире, полном опасностей.

В Японии мы словно заново прошли азы актерского мастерства. Даже заново учились ходить на сцене: мастер показал пятнадцать видов походки. Но главное, надо было прежде всего научиться понимать режиссера и его трактовку спектакля. Он все время говорил про персонажей пьесы: это бандиты, это мафия, временами это просто роботы-терминаторы. Актеры терялись, переглядывались, прилагали огромные усилия, чтобы принять его взгляд. На репетициях он все время «убирал» быт, стремился пробудить внутреннюю энергию. И актеры тянулись.

Конечно, было очень любопытно наблюдать за жизнью монастыря, за самоотверженными коллегами, которые пренебрегли всеми радостями жизни ради погружения в профессию. Наверное, это рождает чувства сродни религиозным. Ведь у них нет даже семьи, и все романтические отношения там пресекались на корню. Актеры там — и костюмеры, и гримеры, и водители, и машинисты сцены. Это помимо каждодневного почти спортивного тренинга в условиях армейской дисциплины. За малейшую провинность мастер начинал так кричать, что становилось его даже жалко. Несмотря на этот монастырский аскетизм, кое-кто из моих коллег подумывал о заключении долгосрочного контракта с этой коммуной, где живут легионеры из Германии, Португалии, Америки.

Японский спектакль «Король Лир» оказался для нас странноватым зрелищем. Мы, русские актеры, посмотрели его с целью скопировать эту постановку. Казалось, что японцы думают не о смысле драматургии, а заняты концентрацией энергии и ее выбросами. И все это при очень монотонной мелодике речи, что заставляло нас вспомнить фильмы о самураях. Мы буквально засыпали на этом зрелище. Однако, наблюдая за нами, Судзуки заставил нас посмотреть спектакль раз десять, чтобы до нас все наконец дошло.

Вообще тема налаживания человеческого взаимопонимания между японским режиссером и российскими актерами — это увлекательная история. Изменились не только мы, но и сам Судзуки. Понимание налаживалось трудно: вся японская труппа в общении держала дистанцию. 

Конечно, Судзуки в силу своих задач был вынужден себя в чем-то перестраивать, стать немножко русским, хотя бы на время репетиций в Москве. Когда я опоздал на тренинг, то ждал от Судзуки вспышки гнева — а в ярости он страшен! Вхожу с виноватым лицом — режиссер размахивает мощной бамбуковой палкой, которой привык отбивать ритм, задавать энергию. Все замерли… А тот говорит: «Входи. Ты изменился со времени пребывания в Тога (японская деревня, где шли первые уроки актерского мастерства), и я с вами тоже изменился. Я буду тебя ждать —переодевайся». Все актеры перевели дух.

Что меня приятно поразило в Японии, так это техническое оснащение театра Судзуки в городе Сидзуока — это театр будущего, нашпигованный высокотехнологичными устройствами. Свет, механика сцены — на грани фантастики. Даже зрительские кресла снабжены персональными кондиционерами. Мы посмотрели спектакль в открытом театре, где декорациями служат горы, озеро, и все это играет в световой партитуре. Это зрелище фантастической, но холодной красоты. Такой же холодной мне показалась и актерская игра. Ведь русскому актеру хочется страдать на сцене, а не пленять красотой позы. Очень тянуло домой.
2006
Вдова с вдовою говорит, Мария Хализева, ВАШ ДОСУГ, 21.12.2006
Кармен. Этюды, Анна Гордеева, Time Out, 20.12.2006
Примадонны, Алиса Никольская, TimeOut Москва, 18.12.2006
Дмитрий Дюжев: «Пытаюсь жить по правде», Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 13.12.2006
Роман длиной в полвека, Елена Леэтмаа, Пярнуский экспресс, 1.12.2006
ДМИТРИЙ КУЛИЧКОВ. Необычайные репетиции артистов в Японии, Марина Квасницкая, Театральная афиша, 12.2006
Отец четверых детей О. Табаков: «Берите пример с меня», Ольга Шаблинская, Аргументы и факты, 22.11.2006
Олег Табаков: «Берите пример с меня», Ольга Шаблинская, Аргументы и факты, 22.11.2006
Латвию оккупировала белая гвардия, Телеграф, ежедневная газета Латвии, 21.11.2006
КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ ТАБАКОВА, Оксана Химич, Московский Комсомолец, 7.11.2006
Константин Хабенский: Я - эгоист?, Дина Радбель, Эгоист generation, № 11, 11.2006
В МХАТе только девушки, Марина Райкина, Московский комсомолец, 31.10.2006
Те, кто выжил, Анна Гордеева, Время новостей, 24.10.2006
Окаянные дни, Павел Константинов, Вечерняя Москва, 5.10.2006
Наши в Эльсиноре, Жанна Зарецкая, Вечерний Петербург, 15.09.2006
Мельпомена на контракте, Андрей Ванденко, Итоги, № 20, 21.05.2006
95 лет со дня рождения Софьи Пилявской, телеканал «Культура», 17.05.2006
Счастливый номер, Елена Ямпольская, Известия, 28.04.2006
Андрей Панин: Стал актером благодаря женским колготкам, Мария Березина, Родная газета, 21.04.2006
Памяти Давида Боровского, Григорий Заславский, Независимая газета, 10.04.2006
На смерть Давида Боровского, Александр Соколянский, Время новостей, 10.04.2006
Умер самый сценный художник, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 8.04.2006
Памяти Давида Боровского, Павел Руднев, Взгляд, 7.04.2006
Вам принца Гамлета?, Юрий Фридштейн, Страстной бульвар, 10. № 5-85, 04.2006
Юрий Бутусов: «Взаимосвязи остаются», Марина Багдасарян, Театр, № 1, 04.2006
Весёлый Гамлет Бутусова, Елена Горфункель, Театр, № 1, 04.2006
Табаков раздал в театре продуктовые наборы, Никита Красников, Комсомольская правда, 28.03.2006
Жили и помнили: советская проза на сцене МХТ, Павел Руднев, Деловая газета «Взгляд», 8.03.2006
Человек проверяется на перезагрузках, Ольга Коршакова, Новая газета, 9.02.2006
Поза жизни, Ирина Алпатова, Культура, 2.02.2006
Вот счастье пролетело, и ага!.., Анна Орлова, Комсомольская правда, 2.02.2006
«Лицо года» — Олег Табаков, Василиса Волгина, Лица года КОНКУРС, 31.01.2006
Спектакль в первом чтении, Марина Шимадина, Коммерсант, 30.01.2006
Выплыли, Марина Давыдова, Известия, 30.01.2006
Течение чтения, Глеб Ситковский, Газета, 30.01.2006
Массовый заплыв в свитерах, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 30.01.2006
Интервью программе «Дифирамб», Ксения Ларина, радиостанция «Эхо Москвы», 28.01.2006
Со всеми вытекающими, Олег Зинцов, Ведомости, 27.01.2006
Ледяной дом, Ирина Алпатова, Культура, 26.01.2006
Русь уходящая, Григорий Заславский, Независимая газета, 24.01.2006
Оглянись без гнева, Итоги, 23.01.2006
Ледяной дом, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 21.01.2006
Рисковал, но выиграл, Алексей Филиппов, Московские новости, 20.01.2006
Как бы их не забыть?, Олег Зинцов, Ведомости, 20.01.2006
Расстройство памяти, Роман Должанский, Коммерсант, 20.01.2006
Разбитые фонари Датского королевства, Марина Квасницкая, Россiя, 19.01.2006
Любовь в кубе, Глеб Ситковский, Газета, 19.01.2006
Валентин Распутин: Это у меня лучшая Настена, Павел Басинский, Российская газета, 19.01.2006
Жена дезертира, Ольга Егошина, Новые Известия, 19.01.2006
По морозу босиком, Артур Соломонов, Известия, 19.01.2006
Константин Хабенский: Профессия очень сволочная, Дмитрий Савельев, Собеседник, 17.01.2006
Бедный, бедный Гамлет, Елена Строгалева, Петербургский театральный журнал, № 43, 2006
Петушиные бои, Кристина Матвиенко, Петербургский театральный журнал, № 43, 2006
Мой серебряный шар. Андрей Панин (2006), Виталий Вульф, телеканал «Россия», 2006