ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Юрий Бутусов: «Взаимосвязи остаются»

Марина Багдасарян, Театр, № 1, 04.2006
- Когда и при каких обстоятельствах возникла идея поставить эту трагедию Шекспира?

 — Идея возникла давно, ещё когда Костя (Константин Хабенский — Примеч. М. Б. ) жил в Петербурге. Он должен был играть Гамлета, но не сыграл. По разным причинам, в том числе по творческим. Убеждён, что случайностей не бывает. Если идея не реализовалась, значит были на то объективные причины. Когда мы размышляли о том, что Костя должен играть Гамлета, Миши не было в театре, не было со мной.

- Миши Трухина. Уточним, ведь есть ещё Миша Пореченков.

 — Когда мы репетировали «Войцека», было четыре Миши. Они издевались надо мной так, что у меня волосы стояли дыбом. Я говорил: «Миша» — высовывались все четверо. Невыносимо.

- Итак, Трухина тогда не было с вами…

 — Да. Он был вне театра. Занимался совершенно другими делами, к сожалению. И вот однажды он ко мне пришёл. Вдруг. Кости уже не было в Петербурге. Мы с ним жили уже в разных городах, а с Мишей — в одном. При этом с Костей пересекались, а с Мишей — нет, хотя он продолжал и продолжает играть в Театре на Литейном мой самый любимый спектакль — «Сторож» Гарольда Пинтера. Так вот, пришёл ко мне Миша, пришёл после долгого необщения, пришёл с серьёзным разговором о жизни. Мы поговорили. И это было событие. Года через полтора меня пригласили в Художественный театр на постановку. После долгого поиска пьесы я вернулся к «Гамлету».

- К старой идее…

 — Да, но в новой эмоциональной и психической ситуации. 

- Своей? Трухина? Хабенского?

 — Думаю, общей. Мне кажется, именно так. Конечно, я могу понять что-то только через самого себя. Мы связаны друг с другом множеством нитей. Не только с близкими людьми, но и с теми, с которыми встретились случайно. Встретились, разошлись, а взаимосвязи остались, эти взаимосвязи нашу жизнь меняют, коверкают.

- Значит, я могу вам больше никогда не позвонить, а взаимосвязь при этом всё равно будет.

 — Конечно. Позвонить, не позвонить — не имеет значения. Мы входим во взаимодействие, которое будет оказывать влияние на нашу жизнь. Я глубоко в это верю. Все люди, с которыми мы встречаемся, живут в нас.

 — В связи с Гамлетом вновь возникли разговоры о «команде Бутусова»? Есть ли она? И если да, что Вы вкладываете в понятие «команда Бутусова»?

 — Мне трудно анализировать это. С одной стороны, мне это важно и приятно. Каждый человек носит свой дом с собой, у себя за плечами. Мне кажется, каждый режиссёр хочет иметь свой маленький дом, свой маленький театр. Когда-то это получилось… Во всяком случае, на одном спектакле это случилось точно.

- Вы «Годо» имеете в виду?

 — Конечно. Но, с другой стороны, приходя в другой театр, я всё равно, естественным образом, не ставя перед собой такой задачи, организую свою команду, без этого невозможно создать полноценный спектакль. И весь мой опыт доказывает, что иногда это удаётся, а иногда — нет. Как только встречаются люди разных поколений, разных школ, возникают трудности. В театре Сатирикон на спектаклях «Макбетт» и «Ричаод III», тешу мыслью, я приблизился к созданию какой-то другой команды. Поэтому когда очень настаивают на том, что команда «Годо» — по-прежнему моя, мне это немножко странно. Она уже давно не моя, даже формально. Ребята работают во многих спектаклях, не говоря о множестве телевизионных и кинематографических проектов. Мы все изменились очень сильно. Другое дело, есть какая-то общая закваска — в языке, в острой форме, в каком-то ощущении правды существования в этой острой форме, какие-то личностно важные вопросы….

- Вам стало сложнее друг с другом?

 — Мне стало сложнее. Гораздо. Ты должен меняться, потому что меняется твой собеседник, твой коллега. Ежедневно. Старые ключи не работают. Как они могут работать, если за плечами у ребят большие истории?!

- Как вы работали над текстом пьесы? Что представляет собой текст этой шекспировской трагедии? Просто книжка? Или разбухшая книжка?

 — Это кирпич колоссальной толщины, кирпич, который почти невозможно носить с собой в рюкзаке. За основу, по совету Алексея Бартошевича, мы взяли перевод Пастернака 1939 года, то есть первоначальный вариант. Нисколько об этом не жалеем. Просто это текст, который без обработки невозможно было использовать. Обработка была сделана с поправкой на театр, на режиссёра, на актёров. Нам пришлось, конечно же, включить другие варианты, мы обнаружили невероятное, несметное количество переводов. Шла живая работа над текстом, ведь театр — живое дело. Словом, тот текст, с которым мы пришли к премьере, принципиально отличался от исходного. Кстати, у нас очень мало сокращений. Мы достаточно уважительно отнеслись к тексту.

- Как вы репетируете? Можете отрешиться от всего?

 — Так у меня получается, что жизнь участвует в процессе работы над спектаклями. Всё, что происходит со мной и с актёрами. Хотелось бы всё оставить за пределами репетиционного зала, но так никогда не получается. Поэтому я предпочитаю использовать все эти обстоятельства в работе, так или иначе с ними взаимодействовать. Я просто верю в то, что всё получается как нужно. Вскрываются смыслы, не озвученные тобой прежде, жившие где-то глубоко внутри.

- Вы много лет сотрудничаете с художником Александром Шишкиным. Как складываются ваши отношения, как вскрываются смыслы, возникают образы? Убеждена, без стола, свечки, молитвы Клавдия не было бы спектакля. Это едва ли не самая важная точка спектакля.

 — Вначале был просто стол, который в репетиционном процессе вдруг обрёл важное значение, стал иконой, плахой, помостом. Конечно же, здесь сказалось моё пристрастие к функциональной работе с предметом, но, конечно же, этот образ вырос из общей художественной концепции. Мы с Сашей Шишкиным работаем уже очень давно, уже почти и не надо разговаривать, чтобы понять друг друга. Это такое замечательное состояние, обоюдное состояние, когда не нужно стараться объяснять. Ужасное дело — объяснять. Когда мы начинали работу, я сказал ему два слова, из этих слов потом вырос Эльсинор и все образы: ветер и море. И из этого стала развиваться история. Как сделать так, чтобы было ощущение ветра? Отсюда возникают верёвки, звуки, движение. 

- У меня ощущение, что Эльсинор — место под открытым небом.

 — Так и есть. Ветер, море, какая-то природность. Это была задача: вывести всё наружу, не замыкать в четырёх стенах. Когда самолёт, в котором я летел в Копенгаген, шёл на посадку, я увидел датскую равнину, плоскую как стол. В меня это тогда сильно попало, ощущение плоскости, зыбкости, продуваемости. Оно и вошло в спектакль, и Саша замечательно это осуществил. 

- Есть ощущение неуютности, беды, тревоги…

 — Оно должно войти в нас на подсознательном уровне.

- Всё связано в этом спектакле. Очень важно то, что Клавдий до невозможности похож на своего брата. Жалкая тень… И что он по возрасту близок Гамлету и гораздо младше Гертруды. Я не права?

 — Готов подтвердить. Когда мы репетируем, мы проходим очень большой путь, я предлагаю очень много вариантов, а потом останавливаемся на чём-то одном. Одно из направлений — тема сходства с братом. Физического сходства. Конечно, они похожи. И Константин Хабенский на репетициях играл Призрака, пытаясь эту связь как-то реализовать. Но потом мы ушли от этого. Все эти наши пробы прорастают в спектакле, остаются, никуда не уходят. Поэтому важен этюдный метод, разработка сцены, поэтому нужны наши фантазии. Ничего не проходит зря. В какие-то моменты прорастает, остаётся, становится важным и определяющим. 

- Мы совсем не говорим про смыслы, проблемы. Вы хотите говорить об этом или хотите, чтоб зритель сам всё понял?

 — Мне кажется, в спектакле очень внятный посыл, который, может быть, имеет некую мутность из-за невообразимой телевизионной жизни актёров, с которыми я работаю. Мне бы хотелось, чтобы зрители, которые приходят в театр, забывали об этом, как забываю я, когда смотрю на них. Забываю, вижу превосходных театральных актёров, талантливых, переживающих, может быть, так же, как все мы переживаем свою трудную жизнь. Для меня принципиально важно, что это в буквальном смысле одно поколение. Наверное, в других спектаклях были какие-то попытки соединить их по возрасту. Но здесь это важнейший посыл: люди одного возраста, из одной школы, достигшие успеха в жизни и переживающие по-разному этот успех. Каждый выбирает свой путь и так далее. И ещё — очень важен спектакль Николая Акимова, поставленный в 1933 году, спектакль, не принятый, очень быстро закрытый, уничтоженный, в том числе и критикой (См.«Театр», № 2, 2001 — Примеч. ред.)

- Спектакль, в котором главную роль играл Горюнов?

 — Совершенно верно. Горюнов — толстый маленький человек. Спектакль был решён через фарсовую природу, а она действительно есть в Шекспире. В Шекспире очень много смешного, и в спектакле поэтому есть смешные моменты. И это тоже вызвало недовольство прессы. Люди забывают о том, что юмор — необходимая составляющая жизни, а театра тем более. Без фарса, без смеха невозможно почувствовать настоящую трагедию. 
2006
Вдова с вдовою говорит, Мария Хализева, ВАШ ДОСУГ, 21.12.2006
Кармен. Этюды, Анна Гордеева, Time Out, 20.12.2006
Примадонны, Алиса Никольская, TimeOut Москва, 18.12.2006
Дмитрий Дюжев: «Пытаюсь жить по правде», Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 13.12.2006
Роман длиной в полвека, Елена Леэтмаа, Пярнуский экспресс, 1.12.2006
ДМИТРИЙ КУЛИЧКОВ. Необычайные репетиции артистов в Японии, Марина Квасницкая, Театральная афиша, 12.2006
Отец четверых детей О. Табаков: «Берите пример с меня», Ольга Шаблинская, Аргументы и факты, 22.11.2006
Олег Табаков: «Берите пример с меня», Ольга Шаблинская, Аргументы и факты, 22.11.2006
Латвию оккупировала белая гвардия, Телеграф, ежедневная газета Латвии, 21.11.2006
КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ ТАБАКОВА, Оксана Химич, Московский Комсомолец, 7.11.2006
Константин Хабенский: Я - эгоист?, Дина Радбель, Эгоист generation, № 11, 11.2006
В МХАТе только девушки, Марина Райкина, Московский комсомолец, 31.10.2006
Те, кто выжил, Анна Гордеева, Время новостей, 24.10.2006
Окаянные дни, Павел Константинов, Вечерняя Москва, 5.10.2006
Наши в Эльсиноре, Жанна Зарецкая, Вечерний Петербург, 15.09.2006
Мельпомена на контракте, Андрей Ванденко, Итоги, № 20, 21.05.2006
95 лет со дня рождения Софьи Пилявской, телеканал «Культура», 17.05.2006
Счастливый номер, Елена Ямпольская, Известия, 28.04.2006
Андрей Панин: Стал актером благодаря женским колготкам, Мария Березина, Родная газета, 21.04.2006
Памяти Давида Боровского, Григорий Заславский, Независимая газета, 10.04.2006
На смерть Давида Боровского, Александр Соколянский, Время новостей, 10.04.2006
Умер самый сценный художник, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 8.04.2006
Памяти Давида Боровского, Павел Руднев, Взгляд, 7.04.2006
Вам принца Гамлета?, Юрий Фридштейн, Страстной бульвар, 10. № 5-85, 04.2006
Юрий Бутусов: «Взаимосвязи остаются», Марина Багдасарян, Театр, № 1, 04.2006
Весёлый Гамлет Бутусова, Елена Горфункель, Театр, № 1, 04.2006
Табаков раздал в театре продуктовые наборы, Никита Красников, Комсомольская правда, 28.03.2006
Жили и помнили: советская проза на сцене МХТ, Павел Руднев, Деловая газета «Взгляд», 8.03.2006
Человек проверяется на перезагрузках, Ольга Коршакова, Новая газета, 9.02.2006
Поза жизни, Ирина Алпатова, Культура, 2.02.2006
Вот счастье пролетело, и ага!.., Анна Орлова, Комсомольская правда, 2.02.2006
«Лицо года» — Олег Табаков, Василиса Волгина, Лица года КОНКУРС, 31.01.2006
Спектакль в первом чтении, Марина Шимадина, Коммерсант, 30.01.2006
Выплыли, Марина Давыдова, Известия, 30.01.2006
Течение чтения, Глеб Ситковский, Газета, 30.01.2006
Массовый заплыв в свитерах, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 30.01.2006
Интервью программе «Дифирамб», Ксения Ларина, радиостанция «Эхо Москвы», 28.01.2006
Со всеми вытекающими, Олег Зинцов, Ведомости, 27.01.2006
Ледяной дом, Ирина Алпатова, Культура, 26.01.2006
Русь уходящая, Григорий Заславский, Независимая газета, 24.01.2006
Оглянись без гнева, Итоги, 23.01.2006
Ледяной дом, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 21.01.2006
Рисковал, но выиграл, Алексей Филиппов, Московские новости, 20.01.2006
Как бы их не забыть?, Олег Зинцов, Ведомости, 20.01.2006
Расстройство памяти, Роман Должанский, Коммерсант, 20.01.2006
Разбитые фонари Датского королевства, Марина Квасницкая, Россiя, 19.01.2006
Любовь в кубе, Глеб Ситковский, Газета, 19.01.2006
Валентин Распутин: Это у меня лучшая Настена, Павел Басинский, Российская газета, 19.01.2006
Жена дезертира, Ольга Егошина, Новые Известия, 19.01.2006
По морозу босиком, Артур Соломонов, Известия, 19.01.2006
Константин Хабенский: Профессия очень сволочная, Дмитрий Савельев, Собеседник, 17.01.2006
Бедный, бедный Гамлет, Елена Строгалева, Петербургский театральный журнал, № 43, 2006
Петушиные бои, Кристина Матвиенко, Петербургский театральный журнал, № 43, 2006
Мой серебряный шар. Андрей Панин (2006), Виталий Вульф, телеканал «Россия», 2006