ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Роман Козак: «Я чувствую себя частью пятна, которое выводят»

Марина Давыдова, Время новостей, 15.10.2001
Роман КОЗАК стал главным режиссером Театра им. Пушкина. Опыт руководства у него уже был — он пробовал свои силы в Театре им. Станиславского, к сожалению без особого успеха. Козак принадлежит к поколению, на которое в восьмидесятые годы возлагались особые надежды. Со спектаклями «Чинзано» и «Эмигранты» студии «Человек» молодой артист и режиссер Козак объехал едва ли не все советские и международные фестивали. В девяностых стало казаться, что ждать больше нечего — рутинные постановки, добросовестная педагогическая работа… Теперь, в 2000-х, на них, ныне сорокалетних, снова вся надежда. На этот раз от них ждут не революции, а просто грамотной, культурной работы. Есть шанс, что эти чаяния все-таки сбудутся. Накануне премьеры спектакля «Академия смеха», первой постановки Козака в качестве главного режиссера, с ним побеседовала наш обозреватель Марина ДАВЫДОВА. 

 — Для начала страшно банальный вопрос. Согласно знаменитому театральному апокрифу это театральное здание после уничтожения Камерного театра было проклято Алисой Коонен. Вас это не пугает?

 — Отвечу так, как всем и всегда отвечал. Я человек верующий и поэтому к подобным апокрифам отношусь иронично. Кстати, Алиса Георгиевна тоже была верующей, и уверен — с ее уст не могло слететь такое.

 — Но Театр Пушкина и впрямь считается одним из самых несчастливых театров Москвы. По-моему, со времен Таирова ничего хорошего здесь не случалось.

 — Этот театр проклят не больше, чем остальные. Можно вспомнить, скажем, постановки Бориса Равенских. Да и артисты здесь неслабые работали, начиная с Фаины Раневской. В общем, ерунда это все.

 — Обычно режиссер, приходя в театр, приводит с собой свою актерскую команду. Как правило, только в этом случае что-то и получается. Вы привели с собой своих артистов?

 — Начнем с того, что в самой труппе театра есть хорошие артисты. Просто это эффект отсыревших спичек. Их надо в какое-то другое место положить. И они могут еще загореться. Вспомним приход Анатолия Васильева в Театр Станиславского. Я не сравниваю себя с ним. Я о ситуации. Кто знал до него Гребенщикова, Никищихину, Филозова. Это во-первых. Во-вторых, для того чтобы производить трансплантацию жизненно важных органов (почек, легких, печени), то есть приводить в театр каких-то мощных артистов, нужно сначала произвести вливание молодых лейкоцитов. Первое, что я намерен сделать — это постановка «Ромео и Джульетты» с моими учениками из Школы-студии МХАТ. Известных артистов я тоже буду приводить. Скажем, весной надеюсь выпустить «Черного принца» по Айрис Мердок с Александром Феклистовым. Сейчас вот выпускаю спектакль по японской пьесе «Академия смеха» с Андреем Паниным и Николаем Фоменко. Кирилл Серебренников в филиале ставит последнюю пьесу современного английского драматурга Марка Равенхилла, и там будет занята Ингеборга Дапкунайте. Но это точечные вливания — на договорных началах.

 — Я не случайно в предыдущем вопросе употребила слово «команда». Потому что точечные вливания — одно, а команда — совсем другое. Свою команду привел Сергей Женовач, придя на Малую Бронную. Со своей командой перемещается из театра в театр Владимир Мирзоев. У вас такая команда есть?

 — Конечно, есть. Еще со времен «Чинзано» и «Эмигрантов». Некоторых из ее членов я уже назвал. Просто каждого из них я хочу звать по конкретному поводу. Взять всех разом в штат невозможно, да и не нужно.

 — То есть у вас нет никаких драконовских планов по увольнению местных бездельников?

 — Нет. В каждом театре есть люди, которые не хотят работать, и люди, которые хотят.

 — Не хотят — ладно. Не могут. Это страшнее.

 — Скажем так. Боятся. Ну пусть приходят два раза в месяц в кассу. Будем считать это гуманитарной акцией.

 — Раньше было совершенно ясно — для того чтобы состояться, режиссеру нужен свой театр, здание, труппа. Вне этого режиссеров почти не было, а если и были, то прилагали максимум усилий, чтобы приобрести свою вотчину. В нынешней ситуации есть довольно много молодых людей, которые говорят: ой, только не это. Лучше я буду перемещаться из театра в театр, зато буду свободен от репертуарных планов и прочей дребедени.

 — Вы знаете, я этой свободы так наелся. И понял, что опыление от цветка к цветку — это ложная свобода. Потом, я воспитан своими учителями (показывает на портрет Олега Ефремова) и продолжаю — может быть, наивно — верить в идею театра-дома. Я пробовал по-другому. Входил несколько раз в антрепризную воду. Потом клял себя. Стыдно становилось. Не то чтобы у меня совесть такая… Просто результат, которого хочется добиться, не связан с перелетами. Он связан с оседлым образом жизни.

 — Вы намерены приглашать сюда людей со стороны?

 — Режиссеров — да. Следующий сезон у меня получится ленинградским. Будут ставить Гриша Козлов, Юрий Бутусов. Веду переговоры с Григорием Дитятковским. Главное, чтобы зритель сюда пошел. Ведь тропинка заросла бурьяном. Вот я подумал, что, может, надо зайти сбоку — с филиала театра в Сытинском переулке. Начать с камерного пространства бывшего Камерного театра. На большой сцене будут ставить маститые режиссеры, а на малой — молодые. Владимир Агеев поставит «Антигону» с Ириной Гриневой. Василий Сенин, ученик Фоменко, очень удачно поставивший платоновскую «Фро», заявил пушкинских «Цыган». Веду переговоры с Юрием Урновым, который вместе с Максимом Курочкиным пишет пьесу по мотивам рассказа Глеба Кржижановского. Кстати, это был автор Камерного театра, написал для Таирова несколько инсценировок. В общем, филиал должен стать полигоном для опытов, проб и ошибок. А на большой сцене надо попытаться сделать театральное событие. Со звездами и известными режиссерами. Здесь будет другая степень риска.

 — А вам не кажется, что подобная щедрость — признак слабости? Ведь такие крупные личности, как Товстоногов, Любимов, Додин — классические строители театра-дома, — обычно никого рядом с собой не терпят. У них все определяет единая творческая воля.

 — А Ефремов? Он ведь приглашал, и довольно часто. Того же Додина.

 — Ну, Ефремов — немного другой тип. 

 — Вот эта модель мне и кажется самой правильной. Театр-дом — это не обязательно абсолютная монархия, она может быть и конституционной. Может быть, я несколько старомоден со своей верой в эту концепцию. Мне вообще часто кажется, что я часть пятна, которое выводят. Но изменить уже ничего не могу. Помните, как в горбачевское время ввели сухой закон. Мне Гоги Месхишвили тогда рассказывал, что грузинские виноградари плакали и вырубали виноградники. Но потом шли к себе на приусадебный участочек (там-то ничего не запрещено) и потихоньку виноград все равно выращивали. Потому что ничего другого не умеют в жизни делать. Вот и я так. Я ведь по большому счету гвоздя забить не могу. Я умею жить и работать в театре. При условии, что он - мой дом.

Пресса
«Без тебя скучно!», Мила Денёва, Комсомольская правда, 9.06.2015
Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Романа Козака, видеосюжет телеканала «Культура», 29.06.2012
«Она уникальный слухач и нюхач в профессии», Глеб Ситковский, Газета, 17.09.2007
Игорь Бочкин: Хочу, чтобы режиссер меня любил, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 16.02.2007
Дважды два будет четыре, Наталия Каминская, Культура, 3.03.2005
Душа на просвет, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 2.03.2005
Враг, который не сдается, Марина Давыдова, Известия, 1.03.2005
Парфюмер, Елена Ямпольская, Русский курьер, 27.02.2005
Худруки показали актерский мастер-класс, Роман Должанский, Коммерсант, 26.02.2005
Матрица: перезагрузка, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2005
Вражья сила, Дина Годер, Газета.RU, 25.02.2005
Две головы лучше, Олег Зинцов, Ведомости, 25.02.2005
На лыжах по асфальту, Время новостей, 25.02.2005
Что случилось в аэропорту., Глеб Ситковский, Газета «Газета», 25.02.2005
Игра режиссеров, Коммерсант, 18.02.2005
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, 30.10.2002
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, 29.10.2002
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, 29.10.2002
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, 28.10.2002
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, 26.10.2002
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, 26.10.2002
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, 1.10.2002
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, 29.03.2002
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, 28.03.2002
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, 28.03.2002
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, 27.03.2002
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, 26.03.2002
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, 25.03.2002
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, 25.03.2002
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, 25.03.2002
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, 25.03.2002
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, 25.03.2002
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, 18.03.2002
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, 13.03.2002
Культурный «хит», Итоги, 5.03.2002
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, 17.01.2002
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, 24.10.2001
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, 16.10.2001
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, 15.10.2001
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, 15.10.2001
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, 15.10.2001
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, 13.10.2001
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, 27.09.2001