ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Любовники смерти

Ирина Алпатова, Культура, 28.03.2002
Роман Козак, новый художественный руководитель Пушкинского театра, наконец-то дебютировал крупно. И к Международному дню театра преподнес и самому театру, и публике подарок со смыслом — вещь желанную и полезную одновременно, стильно-современную и раритетную, интересную как для зрителей со стажем, так и для неофитов-тинейджеров. В общем — «Ромео и Джульетту» Шекспира. И попытался одним махом решить многое из заявленной самим собою «программы» — оживить репертуар названиями достойными, стряхнув с последних налет хрестоматийной пыли, обновить труппу и привлечь к театру новую молодую публику, которая и знать не знает о том, что пушкинские подмостки некогда были «прокляты». А потому и относится ко всему без предвзятости.

К слову, очень многое из перечисленного Козаку удалось. Другое дело, что при постановке Шекспира он, вероятно, куда больше был озабочен поисками «новых форм», нежели запечатлением того, что «свободно льется из его души», говоря словами чеховского персонажа. Треплева Козак когда-то играл, сейчас сыграл Тригорина. Это нормально. Вероятно, «просто так» он мог бы поставить «Ромео и Джульетту» и по-другому. Но насущная программа реформирования Пушкинского театра, кажется, довлеет над сценой, вывешенная в виде незримого транспаранта. Со временем его, наверное, уберут, но пока рановато.

Название акунинских романов, вынесенное в заголовок этих заметок, припомнилось не случайно, хотя сам писатель здесь абсолютно ни при чем. Просто шекспировская трагедия в данной версии оказалась словно написанной заново — пером ироничного и весьма современного стилизатора. Сказался, конечно, и новый перевод модного и востребованного ныне Осии Сороки, вырубающий на корню всяческую привычную романтику, изгоняющий словесные красоты и выбивающий из-под ног шекспировских героев трагические котурны. Сюжет из легендарного тут же становится если уж не совсем бытовым, то весьма случайным.

Хотя эта случайность запросто уживается с конструктивностью, понятой в широком плане. Конструктивна и функциональна сценография Георгия Алекси-Месхишвили — намек на некие строительные леса из балок и палок. Напрягите фантазию — получите знаменитый балкон, из которого по случаю можно вытащить палку и прикончить Тибальта. Джульетта лихо проносится над сценой на веревочной лестнице-качелях. Часы — символ быстротекущего времени. Полупрозрачные пластиковые «щиты» с «пулевыми» отверстиями. Строгий белый задник с раздвижными проемами, в которых будут пропадать уходящие из жизни, натыкаясь на кирпично-кровавую стену. Бутафорское дерево с яркими плодами — тоже, вероятно, символ чего-то. Эти райские яблочки так никто и не попробует.

Веронско-московскому молодняку в современных прикидах, с фенечками и татуировками (костюмы Елены Предводителевой), здесь, вероятно, весьма комфортно — кувыркаться на этих балконах, катать разноцветные пластмассовые обручи, подбрасывать футбольный мяч, затевать игривые драки с участием громадных бутафорских петухов, стильно двигаться в дискотечных ритмах. Все это не откровение и даже не новость. Знаменитый фильм База Лурмана, о котором на спектакле Козака вспомнит каждый, вывел все эти приемы на культовый уровень. И дело даже не в красавчике Ди Каприо. Знакомый всем тинейджерам фильм взрывался экспрессией, динамикой, страстью. То есть всем тем, что редко обнаруживается в новорожденном спектакле Козака.

Впрочем, юные актеры этого действа, большей частью студенты Школы-студии МХАТа, несмотря на сценическую неопытность, никаких нареканий не вызывают. Они пластически раскованны, непосредственны и технически оснащены. Другое дело, что чувство и чувственность прошли стороной. Молодые исполнители старательно и виртуозно исполняют поставленные перед ними задачи, не слишком вдаваясь в перипетии сценического переживания. И вообще вся эта шекспировская любовь на пушкинской сцене столь же спонтанна, сколь и конструктивна. Она вспыхивает не столько от искры, высеченной случайной встречей глаз и прикосновением рук, сколько от заведомого авторского предписания, превращенного в руководящие указания режиссера.

Простоватый и непосредственный парнишка по имени Ромео (Сергей Лазарев) в этом дуэте — явно ведомый. Бойкая и яркая, чуть экзальтированная Джульетта (Александра Урсуляк) запросто берет развитие сюжета в собственные руки. Красивая трагическая история вновь не творится с белого листа. Эта умненькая Джульетта — Урсуляк, актриса по природе, прекрасно знает, что ей предназначено, и с упоением воплощает это в жизнь, ведя за собой партнера. И никакой эротики, несмотря на поставленные Аллой Сигаловой пластические вариации полуобнаженных тел. Впрочем, так, наверное, ведут себя не слишком умелые любовники. Кто-то умный некогда сказал, что сыграть метания и страдания молодого Гамлета можно, лишь имея за плечами немалый опыт мысли и чувства. Так и здесь. Шекспировские герои непозволительно юны для взрослой сцены, а «воспитание чувств» у них еще впереди. Потенциал — более чем достаточный, и будущее у молодых артистов, несомненно, есть.

Кстати, и зрелое поколение Пушкинского театра весьма удачно вписалось в эту молодежную структуру. Быть может, даже более ярко, расшатав жесткость предложенной конструкции. Азартный, шумный, задиристый синьор Капулетти (Владимир Николенко) срывает вполне заслуженные, хотя и автономные аплодисменты. Няня (Наталья Николаева), болтушка и хлопотунья, сколь комична, столь и трогательна. Монах Лоренцо (Константин Похмелов) радует спокойным достоинством и отсутствием трагического пафоса.

Впрочем, юные зрители, для которых это действо и предназначено в первую очередь, смотрят его с неподдельным интересом, живо реагируя возгласами или аплодисментами на любые сюжетные повороты, видимо, им не вполне знакомые, поскольку многие печальные коллизии могут поначалу сопровождаться смешками. А так как школ, лицеев и колледжей в Москве немало, то и от отсутствия публики театр вряд ли пострадает. Да и неповоротливый корабль Пушкинского театра, кажется, в кои-то веки оказался на плаву. А на вопрос «Куда ж нам плыть?» Роман Козак, вероятно, еще ответит. 
Пресса
«Без тебя скучно!», Мила Денёва, Комсомольская правда, 9.06.2015
Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Романа Козака, видеосюжет телеканала «Культура», 29.06.2012
«Она уникальный слухач и нюхач в профессии», Глеб Ситковский, Газета, 17.09.2007
Игорь Бочкин: Хочу, чтобы режиссер меня любил, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 16.02.2007
Дважды два будет четыре, Наталия Каминская, Культура, 3.03.2005
Душа на просвет, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 2.03.2005
Враг, который не сдается, Марина Давыдова, Известия, 1.03.2005
Парфюмер, Елена Ямпольская, Русский курьер, 27.02.2005
Худруки показали актерский мастер-класс, Роман Должанский, Коммерсант, 26.02.2005
Матрица: перезагрузка, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2005
Вражья сила, Дина Годер, Газета.RU, 25.02.2005
Две головы лучше, Олег Зинцов, Ведомости, 25.02.2005
На лыжах по асфальту, Время новостей, 25.02.2005
Что случилось в аэропорту., Глеб Ситковский, Газета «Газета», 25.02.2005
Игра режиссеров, Коммерсант, 18.02.2005
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, 30.10.2002
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, 29.10.2002
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, 29.10.2002
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, 28.10.2002
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, 26.10.2002
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, 26.10.2002
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, 1.10.2002
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, 29.03.2002
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, 28.03.2002
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, 28.03.2002
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, 27.03.2002
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, 26.03.2002
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, 25.03.2002
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, 25.03.2002
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, 25.03.2002
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, 25.03.2002
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, 25.03.2002
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, 18.03.2002
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, 13.03.2002
Культурный «хит», Итоги, 5.03.2002
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, 17.01.2002
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, 24.10.2001
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, 16.10.2001
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, 15.10.2001
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, 15.10.2001
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, 15.10.2001
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, 13.10.2001
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, 27.09.2001