ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Культурный «хит»

, 5.03.2002
Многие годы Московскому драматическому театру им. А. С. Пушкина не везло. Главные режиссеры приходили и уходили, а театр оставался в числе второстепенных. Новый главный режиссер театра Роман Козак намерен переломить ситуацию

Роман Козак, один из самых стабильных режиссеров поколения сорокалетних, стал в этом сезоне новым главным режиссером театра им. А. С. Пушкина. Умудренный опытом, он начал осторожно — со спектакля в филиале — и выиграл. На «Академию смеха», осененную именами известных исполнителей Николая Фоменко и Андрея Панина, повалил народ. Сейчас Козак репетирует на основной сцене и на сей раз ставит классику — «Ромео и Джульетту».

 — Начну с очень банального вопроса. Отчего вдруг вы согласились стать главным режиссером? У вас ведь был уже печальный опыт в театре им. Станиславского, и вы довольно скоро ушли сами. Почему вдруг сейчас вновь решили попробовать?

 — Дам такой же банальный ответ — стал взрослее, чему-то научился. За эти десять лет ставил в Европе, где нужно за шесть недель сделать спектакль. И по 9 спектаклей в сезон выпускал. В какой-то момент пришло осознание, что я что-то могу. Мой учитель Ефремов, царство ему небесное, позвал меня во МХАТ. И если бы он не умер, я, может, и не ушел бы оттуда, хотя за это время были разные предложения. Я относился ко МХАТу как к своему дому, хорошо понимая все сложности такого положения, славы личной не достиг бы и денег каких-то уж очень больших тоже. Но я отношу себя, употребим здесь высокое слово, к ученикам Учителя, и мне было ясно, что для Ефремова наступило трудное время — приходит конец. Я не мог даже подумать, что можно в этот момент уйти и заварить что-то свое. А когда во МХАТ пришел Табаков, я понял: все. Дом есть, но он уже не родной. Или, точнее, родной, но это уже не мой дом. У нас замечательные отношения с Олегом Павловичем, но я чувствовал, что не вписываюсь в его мировоззрение, в его команду. Он дал мне понять, что я не ошибся. А тут подоспело это предложение, и я сказал себе: да. Понял, что другого шанса материализовать накопленный опыт у меня не будет. Я воспитан своими учителями в совершенно несовременной идее «театра-дома», и этот ген навсегда останется у меня в крови. Идея сегодня вырождающаяся, нас все меньше и меньше остается, это я точно вижу. Сейчас ведь театры не возникают. Их получают. Их дают.

 — Ну вот, вам дали театр такой, какой он есть. С традициями, привычками, штампами, отсутствием публики. И в этих условиях вы рассчитываете создать свой дом?

 — Если бы я на это не рассчитывал, я бы с вами сейчас не беседовал. Безусловно рассчитываю. Более того, ставя здесь спектакль, я понял, что очень многое по отношению к этому театру создается расхожими впечатлениями и абсолютно мифологично. Вот вы сказали — отсутствие публики, а на самом деле это один из самых посещаемых театров в центре Москвы, 85 процентов посещаемости по статистике.

 — То есть как?

 — Вот так. Так рождаются мифы. И это было до моего прихода, заметьте. Сейчас, после «Академии смеха», у нас уже 89 процентов заполнения — пошла волна от филиала на большую сцену. А что касается артистов, то вспомните приход в театр им. Станиславского А. Васильева, Б. Морозова и И. Райхельгауза (с ними себя не сравниваю, говорю для примера). Кто знал тогда актеров, которых они сделали знаменитыми? Лизу Никищихину, Юру Гребенщикова, Альберта Филозова, Лиду Савченко? И вдруг взрыв, и все узнали. Так вот, в этой труппе есть большая группа незнакомых зрителю и критике хороших артистов. Это эффект отсыревших спичек, надо,чтобы их что-то зажгло. Получится или нет — другой вопрос, но по крайней мере интерес к этому у меня есть.

 — Но ведь в этом театре ни у кого никогда ничего не получалось?

 — Да перестаньте. На это я всегда отвечаю так: назовите мне театр, где все всегда у всех получается. А Борис Равенских и его легендарные спектакли, а два спектакля Юрия Еремина, когда он только пришел сюда?

 — Как раз на примере Еремина отчетливо видно, что дело тут нечисто. Он ставил один за другим хорошие спектакли в театре Советской армии, а пришел сюда и - ничего!

 — Знаете, однажды он мне сказал: «Рома, только не повторяйте моих ошибок. Я рад, что вы пришли сюда, но если пришли заниматься театром, то занимайтесь только им». В какой-то момент он перестал им заниматься, вот и все. Я не хвастаюсь, но я фактически здесь живу, прихожу в 9 утра и ухожу в 11 вечера.

 — Когда-то было принято начинать свои вопросы руководителю театра так: а у вас есть своя художественная идея?

 — Есть. Боюсь показаться красиво говорящим, но моя художественная идея выражается двумя словами — «культурное событие». Сегодня все рвутся за событиями — коммерческое время. Но я делаю ударение на первом слове — «культурное». Хочу, чтобы зритель валил, чтобы лом стоял, но достигать этого хотел бы культурным способом. На ваш вгляд, это художественная идея?

 — Да, конечно.

 — Поэтому я провел большую атаку на филиал: запустил четырех молодых режиссеров. Именно там должны открываться новые имена. Пьесу англичанина Марка Равенхилла начал репетировать Кирилл Серебренников, Юра Урнов будет ставить пьесу Максима Курочкина по рассказу Кржижановского. Надеюсь, что Резо Габриадзе что-то сделает. У нас масса планов.

 — Это и есть ваша тактика вытягивания второсортного театра? Крупных режиссеров собираетесь приглашать? Известных артистов? Или своих звезд открывать станете?

 — И то, и другое, и третье. Крупных режиссеров можно на пальцах одной руки пересчитать, но будем пытаться их зазывать. Веду переговоры с питерскими режиссерами Юрием Бутусовым, Григорием Дитятковским. Оскарас Коршуновас из Литвы скоро должен приехать, хотим уговорить его на постановку в следующем сезоне. Я не исключаю приглашение хороших артистов, тех, кого могу назвать своим кругом. Говорил это труппе и повторяю через прессу — не считаю это антрепризным приглашением. Андрей Панин и Коля Фоменко для меня не случайные звезды, в следующем сезоне они будут заняты еще в одном спектакле. Считаю, что они — наши актеры. И Александр Феклистов будет у нас занят, и Оксана Мысина. Круг людей вокруг нашей труппы будет расширяться, усиливая ее.

 — А как вам кажется, что сегодня считается событием, на что рвется публика, чем ей можно угодить?

 — Культурное событие может и не собрать сразу полный зал, но в любом случае оно прежде всего для зрителей. Что нужно сегодня? В основном — как бы это точнее сказать — раз-вле-чение. Один видный политик пришел к нам на «Академию смеха» и после спектакля сказал: «Ах, ребята, как здорово я сегодня отдохнул!» И я понял, что это непробиваемо. Зритель относится к театру, как к отдыху, и пусть так и будет. Люди устают: столько дел надо сделать, в пяти местах деньги заработать. Другое дело, что мы можем их во время этого отдыха на какое-то расстояние от земли поднять.

 — И что, «Ромео и Джульетту» вы тоже ставите для отдыха?

 — Ну нет. Я бы не взял для этого Шекспира. Хотя во время отдыха можно ведь и погрустить, и поплакать, а не только посмеяться.

 — Но вы как-то собираетесь учитывать настроение зала, его желания и потребности?

 — А как же! Я хочу, чтобы зрителям была интересна история, которую они хорошо знают. Всем известно, что героиня отравится, герой заколется, но я хочу, чтобы людям, которые заплатили деньги за билет, все время было интересно: а что там будет дальше? Сегодня очень трудно рассказать со сцены историю. Это требует большого мужества и таланта.

 — Я знаю, что вы взяли совершенно новый перевод пьесы.

 — Да, это будет премьера перевода. Вот, кстати, культурное событие. О. Сорока — фантастический переводчик. 

 — В отличие от «Академии смеха» этот спектакль не может рассчитывать на звезд, тут нужны совсем молодые актеры…

 — Более того, это принципиально молодой спектакль. Здесь должно состояться рождение звезд, я очень на это надеюсь. И это еще одно культурное событие. Публика должна увидеть совсем юных актеров, которые играют большие классические роли.

 — И кто же эти «звезды»?

 — Студенты третьего курса Школы-студии МХАТ, которым я руковожу вместе с Дмитрием Брусникиным. Джульетта — Александра Урсуляк (дочка кинорежиссера Сергея Урсуляка). Ромео — Сережа Лазарев, парень, который обладает уникальными способностями. Он фантастически поет, только что записал диск, а менеджер Джорджа Майкла заинтересовался им и будет раскручивать его в Англии. И, наконец, Тибальд — Саша Матросов. Это будет их первый выход на большую сцену. Другие роли играют актеры театра, тоже молодые, но чуть более опытные. Матери Джульетты ведь 27 лет по пьесе, и я пытался максимально приблизиться к истории, которую написал автор.
Пресса
«Без тебя скучно!», Мила Денёва, Комсомольская правда, 9.06.2015
Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Романа Козака, видеосюжет телеканала «Культура», 29.06.2012
«Она уникальный слухач и нюхач в профессии», Глеб Ситковский, Газета, 17.09.2007
Игорь Бочкин: Хочу, чтобы режиссер меня любил, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 16.02.2007
Дважды два будет четыре, Наталия Каминская, Культура, 3.03.2005
Душа на просвет, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 2.03.2005
Враг, который не сдается, Марина Давыдова, Известия, 1.03.2005
Парфюмер, Елена Ямпольская, Русский курьер, 27.02.2005
Худруки показали актерский мастер-класс, Роман Должанский, Коммерсант, 26.02.2005
Матрица: перезагрузка, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2005
Вражья сила, Дина Годер, Газета.RU, 25.02.2005
Две головы лучше, Олег Зинцов, Ведомости, 25.02.2005
На лыжах по асфальту, Время новостей, 25.02.2005
Что случилось в аэропорту., Глеб Ситковский, Газета «Газета», 25.02.2005
Игра режиссеров, Коммерсант, 18.02.2005
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, 30.10.2002
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, 29.10.2002
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, 29.10.2002
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, 28.10.2002
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, 26.10.2002
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, 26.10.2002
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, 1.10.2002
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, 29.03.2002
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, 28.03.2002
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, 28.03.2002
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, 27.03.2002
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, 26.03.2002
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, 25.03.2002
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, 25.03.2002
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, 25.03.2002
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, 25.03.2002
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, 25.03.2002
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, 18.03.2002
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, 13.03.2002
Культурный «хит», Итоги, 5.03.2002
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, 17.01.2002
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, 24.10.2001
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, 16.10.2001
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, 15.10.2001
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, 15.10.2001
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, 15.10.2001
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, 13.10.2001
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, 27.09.2001