ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Наталья Тенякова: Мы с мамой целый год скрывали от папы, что я в театральном

Георгий Меликянц, Известия, 3.07.2004
У народной артистки России Натальи Тяняковой 3 июля день рождения. Обозреватель «Известий» Георгий Меликянц пытался отыскать хоть одно интервью с ней. Не нашел. Она и сама не помнит, было ли. Получается, что предлагаемое интервью чуть ли не первое в ее жизни. Во всяком случае, за много-много лет. К переговорам пришлось подключить ее супруга Сергея Юрского. Он ее и уговорил. 

«Юрскому шили диссидентство»

- Начнем с анкетных данных. Где родились, где крестились? Где учились?

 — Родилась в Ленинграде, там же училась, там же еще школьницей мечтала о театре. Там же с первого захода поступила в театральный институт. На курс к замечательному педагогу, профессору Борису Вольфовичу Зону. В институте переиграла множество ролей, таких разных, что и сейчас удивляюсь.

- После десяти лет, что вы были «актрисой Товстоногова», вы переезжаете в Москву. Вдруг. Ленинград, хоть и числился в 70-х областным городом, все-таки театральной периферией не был.

 — Так ведь мы переехали не по собственной воле. Юрский стал неугоден ленинградским партийным властям, хоть человек он совершенно беспартийный. Его запретили на телевидении, «не рекомендовали» снимать в кино…

- И главный режиссер БДТ Товстоногов ничего не мог поделать?

 — Не смог. Юрский ушел из театра колесить по стране с концертной программой. Я же оставалась в БДТ: вдруг ситуация переменится? Но в конце концов мы поняли: в Ленинграде нам не жить, у Юрского запрет на профессию. 

- А за что к нему так?

 — Это осталось тайной. Передавали шепотом, что он дружит с Солженицыным, что провожал Эткинда в эмиграцию и при этом произнес речь… Короче, шили ему диссидентство, хотя дружбу с Солженицыным он не скрывал, а Эткинда не провожал — не был в Ленинграде. И мы стали искать, где оскорбленному есть чувству уголок. Нас хотел взять Ефремов. Было известно, что худсовет МХАТа имени Чехова проголосовал «за», но Ефремова вызвали в Министерство культуры и популярно объяснили: во МХАТе Юрский служить не может. У Ефремова случился стресс. Зато Театр имени Моссовета не принадлежал Министерству культуры. И Юрского пригласили туда поставить спектакль для Плятта — «Тему с вариациями». Это было удачное решение, и через год в Москву выбрались я и наша маленькая тогда Даша.

- Каково было вам переезжать: ведущее положение в БДТ. ..

 — Нельзя, однако, долго жить на два дома. Но главное, я решилась на это больше из солидарности и протеста. Даже сменила фамилию, стала по паспорту Юрская. Моя девичья фамилия Тенякова сделалась отныне моей сценической фамилией. А еще я боялась Москвы, шумной, беспорядочной после степенного Питера, где я выросла в центре, на тихой улице Пушкинской, впадающей в Невский проспект, возле старого памятника Пушкину. Но оказалось все не так страшно, нас приветливо встретили, выяснилось, что у нас в Москве много друзей. Вот только обменять квартиру не удавалось: никто не уезжал из Москвы в Ленинград. Театр Моссовета нам и тут помог: дали квартирку на Большой Дорогомиловской. Сейчас мы по обмену живем в Гагаринском переулке, среди арбатских двориков, все замечательно.

«Ефремов меня уговорил-таки»

- В Театре Моссовета я впервые увидел вас в спектакле режиссера Генриетты Яновской «Вдовий пароход». Там в коммуналке военного времени живут пять женщин. Пять вдов. Все обострено до предела, но именно ваша «злыдня» Паня, в своем горе отгородившаяся от всех и от всего, дает вдруг такой урок человечности! Из всего, что я видел о войне, Паня кажется мне наиболее достоверной.

 — Рассказывали: когда объявили про победу, я впервые захлопала в ладоши, а мне не стукнуло даже годика… «Вдовий пароход» был спектаклем для нас особым. Вся игравшая в нем команда долго после него не расходилась, нам было необходимо задержаться, поговорить, что-то снова обсудить…

- Войны в этом спектакле нет, она за кадром, но, вспоминая его, я всегда думаю: вы же сами не видели войны.

 — Актеру и не обязательно что-то видеть самому — достаточно это вообразить. Я выросла в коммуналке, а в коммуналке время, наверное, навсегда военное…

- Кстати, все же кто были ваши родители?

 — Служащие. Папа — инженер, мама — техник. Ничего общего с театром.

- Они вас не отговаривали идти в артистки?

 — Мы с мамой целый год скрывали от папы, что я в театральном. Когда он узнал, что я поступила не в педагогический вуз, куда он меня прочил, он не на шутку обиделся и даже перестал разговаривать со мной. И только познакомившись с Зоном и услышав от него, что из меня, наверное, выйдет толк, смирился.

- Однако вернемся к «Моссовету». Там была, в частности, «Гедда Габлер». Неизгладимо: женщина в проеме окна, отрешенный взгляд. Одна во всем мире. «Что ты там делаешь, Гедда?» — «Стою». И вся ее драма, все отношения с окружающими яснее ясного. Одно слово, произнесенное без эмоций, нехотя, как «отстаньте». Слово-ключ к разгадке женщины и ее судьбы. А еще в «Моссовете» была «Печка на колесе»…

 — Замечательный спектакль Бори Щедрина по пьесе Ниночки Семеновой. Такой русский абсурд. На него много ходили, мы его долго играли. У главной героини телятницы Фроси из-за ее шестерых дочерей был постоянный конфликт с мужем. Очень смешная вещь. И трогательная.

- Раневская и Фрося. Женщин, столь далеких друг от друга, кажется, и быть не может.

 — Актер должен играть все, сейчас понятия амплуа в общем-то не существует. Я ведь актриса характерная, меня такой в институте и воспитывали.

- Итак, все удачно складывалось в «Моссовете»? И вдруг — МХАТ имени Чехова. Что произошло? Почему?

 — А Ефремов. Уговорил-таки. Юрский у него уже играл раньше, хотя формально числился в «Моссовете». А меня Ефремов позвал на конкретную роль.

- Какую?

 — На Раневскую.

- От таких ролей не отказываются.

 — Но поставил условие: переход в труппу де-юре.

- И теперь вы актриса МХАТа. Ваша трудовая книжка во МХАТе?

 — Во МХАТе, хотя я еще долго продолжала играть в «Моссовете».

- А трудовая книжка Сергея Юрьевича?

 — В «Моссовете».

- То есть никакой семейственности на производстве? А трудовая книжка вашей дочери Дарьи?

 — Во МХАТе. 

- Так во скольких театрах играют Юрские?

 — Лично я в трех. Прежде всего во МХАТе, но и в «Школе современной пьесы», а теперь и в Театре Вахтангова, в их новом спектакле «Фредерик, или Бульвар преступлений».

- Антреприза? И как вы к ней относитесь?

 — Я всегда была актрисой только репертуарного театра. Антрепризу я наблюдаю со стороны. Бывает, что мне это нравится. Но в антрепризе первоначальный импульс — желание гарантированного успеха, а не выявление накопившихся мыслей и чувств. Возрождение антрепризы в 90-х годах заметно оживило современный театр. Но было бы ужасно, если б потускнели традиции русского репертуарного театра — они-то и создали ему мировую славу.

- А почему вы редко появляетесь в кино?

 — В молодости я сыграла подряд три главные роли — в кинофильмах «Старшая сестра», «Зеленая карета» и «Наши знакомые». Картины были успешные, но сниматься после них я перестала.

- Были причины?

 — Прямых не было. И дело не в том, что не увлекали сценарии. Есть актеры, замечательные и в театре, и в кино, и на эстраде. Мне же сам процесс съемок, атмосфера кинематографии, ритм работы показались чужими.

- Но через много лет вы все-таки снялись в фильме «Любовь и голуби»?

 — Исключение из правил. Мне понравились сценарий Гуркина, режиссер Меньшов и вся компания. И то, что принцип игры был театральный.

«Он уже не был женат, и я уже не была замужем. И тогда развернулся наш роман»

- Вы играете в поставленных Юрским «Стульях» и «Провокации». Играли и в других его постановках. Не мешает, что вы его жена, а он ваш муж?

 — В театре такая ситуация не редкая. Сколько пьес сыграно на эту тему! Проблема действительно существует. Но тут я вам напоминаю, что на основной сцене МХАТа имени Чехова нам довелось эту проблему разыграть перед тысячами зрителей. Речь о пьесе Бергмана «После репетиции» в постановке Вячеслава Долгачева. Юрский там режиссер, я - его любимая актриса и жена, а наша дочь Дарья играла тоже его актрису и мою дочь. Сложная семейная и театральная драма. И, думаю, мы были, простите за превосходную степень, идеальные исполнители этих ролей, потому что про это мы знаем все. Что же касается моей игры в постановках Юрского, то нам легко работается вместе потому, наверное, что мы быстрее понимаем друг друга.

- Вы вообще верите в везение?

 — Верю, но надеюсь только на себя.

- Тогда согласимся, что вам везло на режиссеров: Товстоногов был великим, во многом равновеликим ему был Ефремов. Кто еще кажется вам наиболее «теняковским» режиссером?

 — Уже сказала: Юрский. 

- Где вы познакомились и как? Он ведь старше вас?

 — Всего на девять лет. Познакомились благодаря одному из моих учителей, Давиду Исааковичу Карасику. Он позвал меня играть на телевидении в «Большой кошачьей сказке» по Чапеку. У Юрского была там главная роль, а я играла его невесту. Он уже имел громкое имя, а я была еще студенткой. И я была замужем, а он женат. Встретились мы снова через годы уже в труппе БДТ. Он уже не был женат, и я уже не была замужем. И тогда развернулся наш роман. Сейчас мы отгуляли и серебряную свадьбу, и жемчужную. Так что познакомились на съемочной площадке, как подобает профессионалам.

- Вы утверждаете, что понимаете друг друга. А не допускаете ли вы в профессии «порадеть родному человечку»?

 — Это с Юрским невозможно. Мы же из товстоноговского театра. Для Георгия Александровича театральное дело было всегда выше личных отношений. И потому мне еще с Гинкасом очень легко, с Яновской, с польским режиссером Эрвином Аксером — они тоже от Товстоногова, мы вроде одной крови.

- А раз так, не появляется желания вернуться, например, в БДТ?

 — Нет. Без Георгия Александровича…

- А в Театр Моссовета не тянет?

 — Ну, совместная работа не исключена. Однако всегда помню строки Шпаликова: «По несчастью или к счастью,/ истина проста:/ никогда не возвращайся/ в прежние места». Объяснить их не берусь, но считаю мудрыми.

«Пессимист — не интеллигент»

- Как вы воспринимаете современность в искусстве? В театре? Когда-то под современностью понималось изображение событий нынешнего дня, людей, живущих рядом.

 — Однако выяснилось, что такой взгляд слишком прямолинеен. Что современность в искусстве — это не копия примелькавшейся картины, а уровень проблем. Это характеры, образ жизни. Любую пьесу можно поставить современно, если современна позиция. И не в последнюю очередь — если сохранен современный родной язык, не засорен словесной липой, этой липой, которую подсовывают, как в ларьке просроченные продукты. Можно ли сыграть пьесу, написанную сленгом? Допускаю сленг, когда он применяется как характеристика персонажа. Но драматург, писатель, артист обязаны знать и показывать принципиальное отличие сленга от чистого источника родной речи. Русский язык — это часть нашей жизни.

- А что, по-вашему, есть интеллигентность? Большие знания? Качество воспитания? Количество навыков?

 — Все. И еще: как этот человек живет. Если только берет — он хищник. Образованность, манеры лишь помогают ему урвать как можно больше. Интеллигент — тот, кто стремится отдать. Отдать от своих знаний, от душевных качеств, от собственного благополучия. А еще интеллигенту свойственно видеть жизнь чуть светлей. Немного лучше, чем она есть. Пессимист не интеллигент.

«Я знаю только: надо играть»

- Не хочется расставаться, но пора и честь знать. Побалуйте, пожалуйста, рассказом о незабываемом происшествии. ..

 — Самое трудное — без подготовки, вот так сразу вспомнить… Ну ладно. В Театре Моссовета шла пьеса «Не было ни гроша, да вдруг алтын». Играла в нем моя лучшая подруга, замечательная, царство ей небесное, актриса Эльвира Бруновская. Одна играла. Как у нас говорят, без состава, то есть без замены. И вот она заболела. Другую актрису вводить некому: постановщик Юрский отбыл в Японию. Обычно мы играем даже больные. Но этот случай крайний, она не могла встать вообще. А до спектакля всего сутки. В театре спрашивают меня: что делать? Я понимаю: Эльвира не поднимется, хотя роль эта ей безумно дорога, она играет ее блестяще. Если введут другую актрису, появится состав, и любимую роль она наполовину теряет, играть ее отныне придется в очередь. Значит, заменять подругу надо мне.

- И вы знаете текст…

 — Я не знаю текста. Я знаю только: надо играть. И я бегу к ней домой: «Давай текст». Беру и падаю: это вот та-а-кущая тетрадка. Я не выучу столько никогда. Но мобилизую Дашу, она подчитывает мне за всех персонажей. Работаем всю ночь. Сережа звонит из Японии: «Как дела?» — «Эльвира заболела». — «И какой выход?» — «Играть буду я». — «С ума сошла». И все-таки я выхожу. Даша крадется за кулисами, за декорациями с этой тетрадкой. Где в полный рост, где по-пластунски, готовая в любую минуту подсказать текст. Слава богу, все обошлось. Но я этого не помню. Полный наркоз.

- Вы с Сергеем Юрьевичем состоялись. А Дарья Юрская?

 — Она состоится тоже.

- Ну и отлично. В заключение быстрые шахматы. Кто ваш лучший партнер?

 — На такие вопросы не отвечают.

- Политик, на которого полагаетесь более всего?

 — Секрет.

- Тогда кто из коллег джентльмен номер один?

 — Все.

- Кого предпочитаете из троицы Окуджава — Высоцкий — Визбор?

 — Окуджаву.

- Кто Пушкин сегодня?

 — Пушкин. 

Что играла Наталья Тенякова

Полли в брехтовской «Трехгрошовой опере». Грушенька в «Братьях Карамазовых». Ибсеновская Гедда Габлер, такая красивая, такая одинокая. Юлия из горьковских «Дачников». Жены гениев — Софья Андреевна Толстая и Любовь Дмитриевна Блок. Паня Зудина из затонувшего в послевоенном быте «Вдовьего парохода». Очень похожая на нас сегодняшних Анча из чешской пьесы «Нули», написанной тоже как бы про нас. И нисколько не похожие на всех этих женщин деревенские мадонны Фрося («Печка на колесе») и Вера («Два мешка сорной пшеницы»). И Раневская, уходящая из вишневого сада, как уходят из жизни. Нет, так уходят вообще из эпохи?
2004
Триста смертей Моцарта, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 31.12.2004
Чувство глубокого удовлетворения, Наталия Каминская, Культура, 30.12.2004
Гурмыжская пуща, Елена Ямпольская, Русский курьер, 28.12.2004
Пуще леса, Алена Карась, Российская газета, 27.12.2004
Кому свадьба, кому правда, Анна Гордеева, Время новостей, 27.12.2004
К «Лесу» передом, Марина Давыдова, Известия, 27.12.2004
Хорошо в лесу!, Григорий Заславский, Независимая газета, 27.12.2004
«Дети зубров твоих не хотят вымирать», Глеб Ситковский, Газета, 27.12.2004
«Лес» стал пущей, Роман Должанский, Коммерсант, 27.12.2004
Девушка Mороз, Лариса Резникова, Московский Комсомолец, 25.12.2004
У Табакова обнаружили «Сердце ангела», Артур Соломонов, Известия, 22.12.2004
«Чайка» приземлилась в МХТ, Глеб Ситковский, Газета, 22.12.2004
Король Лир, Александр Смольяков, Где, 17.12.2004
Ход к зрительному залу… Вячеслав Невинный, телеканал «Культура», 30.11.2004
Верный, страстный, Невинный, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 29.11.2004
Сирота армянская, Роман Должанский, Коммерсант, 24.11.2004
Невинность победила, Артур Соломонов, Известия, 23.11.2004
«Я никогда не был важным человеком, VIP», Сергей Капков, Газета, 21.11.2004
Оборотни в сутанах, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 12.11.2004
Матроскин, Олег Зинцов, Ведомости, 12.11.2004
Беспредел в полоску, Глеб Ситковский, Газета, 12.11.2004
Карнавал ожившей мебели, Роман Должанский, Коммерсант, 12.11.2004
Классик в неглиже, Ольга Егошина, Новые известия, 12.11.2004
Хитрости дурацкого дела, Александр Соколянский, Время новостей, 12.11.2004
Веселись — не хочу, Марина Давыдова, Известия, 12.11.2004
Сестра Тартюфа, Елена Левинская, Московские новости, 12.11.2004
Тартюфом меньше, Дина Годер, Газета.Ru, 11.11.2004
Тартюф в полосочку, Алена Карась, Российская газета, 11.11.2004
Сумасшедший дом для МХАТа, Марина Токарева, Московские новости, 5.11.2004
Японский бог, Григорий Заславский, Независимая газета, 2.11.2004
Японский вопрос — русский ответ, Алена Карась, Российская газета, 1.11.2004
Не надо бояться самурая с мечом, Елена Ямпольская, Русский курьер, 1.11.2004
Лира объяпонили, Глеб Ситковский, Газета, 1.11.2004
Мнимый больной, Олег Зинцов, Ведомости, 1.11.2004
Чужой против МХТ, Марина Давыдова, Известия, 1.11.2004
Русская игра по японским правилам, Александр Соколянский, Время Новостей, 1.11.2004
Дело было в зоне, Московский Комсомолец, 1.11.2004
Весь мир — психушка, Григорий Заславский, Независимая газета, 29.10.2004
«Лир» из-под палки, Роман Должанский, Коммерсант, 18.10.2004
Марина Зудина: «В этом мире помогают выжить театр и Табаков», Катерина Антонова, Новые Известия, 6.10.2004
Олег Табаков: Я человек хитрый, Алена Карась, Российская газета, 5.10.2004
Мелкий Гамлет, Марина Квасницкая, Рocciя, 30.09.2004
Новая, новее, еще новее…, Дина Годер, Русский Журнал, 30.09.2004
Рассекая волны, Анна Гордеева, Время новостей, 21.09.2004
Изображая Гамлета, Марина Давыдова, Известия, 20.09.2004
Милиция нравов, Олег Зинцов, Ведомости, 20.09.2004
МХТ поставил следственный эксперимент, Роман Должанский, Коммерсантъ, 20.09.2004
Изображая трагедию, Глеб Ситковский, Газета, 19.09.2004
Богиня в саду, Александр Смольяков, ГДЕ, 17.09.2004
Академический минимум, Елена Ковальская, Афиша, 13.09.2004
Кто боится Кирилла Серебренникова, Александр Смольяков, ГДЕ, 10.09.2004
Олег Табаков: Пора бы уж родиться Антону Павловичу!, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, 8.09.2004
Маэстро успеха, Марина Токарева, МН, 3.09.2004
В «Лире» только мальчики, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 2.09.2004
Табаков больше не играет в поддавки, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 31.08.2004
Изображать жертву — это супер, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 26.08.2004
Мороз и солнце, Ольга Сапрыкина, Атмосфера, 1.08.2004
Олег Табаков и императорские театры, Павел Руднев, Ваш досуг, 24.07.2004
Как народный артист рыдал навзрыд или кое-что из жизни гения, Павел Подкладов, Национальная Информационная Группа, 4.07.2004
СОЛО для «неудобного» человека, Дмитрий Щеглов, Совершенно секретно, № 7/182, 07.2004
Непоследняя жертва, Виктория Никифорова, Эксперт, 28.06.2004
К. Хабенский: «Зритель ждет удара молотком», Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 23.06.2004
Над всей Россией облачное небо, Елена Ямпольская, Русский курьер, 19.06.2004
Землю тянем зубами за стебли, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 18.06.2004
Записки из детского ада, Ирина Алпатова, Культура, 17.06.2004
Читали и плакали, Итоги, 15.06.2004
Давайте изменим мир, Алена Данилова, Yтро.ru, 15.06.2004
«Лунное чудовище» едет в Москву, Карэн Микаэлян, Новое Время, 12.06.2004
Чтение несчастного испанца, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 11.06.2004
«Не называй ее небесной…», Татьяна Москвина, Московские новости, 11.06.2004
Перевели в ч/б, Артур Соломонов, Известия, 11.06.2004
Вкус последней черешни, Наталия Каминская, Культура, 10.06.2004
Продано!.., Итоги, 8.06.2004
Воля к жизни, Павел Руднев, Ваш досуг, 8.06.2004
Теперь хоть и помереть…, Вера Максимова, Независимая Газета, 8.06.2004
Чехов. Девушка. Анекдот, Елена Ямпольская, Русский курьер, 7.06.2004
Тени забытых предков, Алена Карась, Российская газета, 7.06.2004
Не совсем Литвинова, Дина Годер, Газета.Ru, 4.06.2004
Пробегающая красота, Лариса Юсипова, Ведомости, 4.06.2004
К лесу — садом, Марина Давыдова, Известия, 4.06.2004
Пальма в вишневом саду, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 4.06.2004
«Белое на черном» во МХАТе, Коммерсант Weekend, 4.06.2004
Шапиро поставил Шехтеля, Глеб Ситковский, Газета, 3.06.2004
Здравствуйте, дачники!, Майя Мамаладзе, Россiя, 3.06.2004
Еще один Чехов, Григорий Заславский, Независимая Газета, 21.05.2004
Майский Чехов, Александр Смольяков, ГДЕ, 21.05.2004
Олег Табаков: Я еще расту и учусь, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, 18.05.2004
«Надо, господа, дело делать», Елена Ямпольская, Русский курьер, 13.05.2004
Интенсивная терапия. Продолжение, Елена Ковальская, Афиша-Воздух, 10.05.2004
Мирные дни, Павел Руднев, Ваш досуг, 29.04.2004
Другие дни, Борис Минаев, Огонек, 14.04.2004
Жизнь за кремовыми шторами, Любовь Лебедина, Труд, 10.04.2004
Турбины — первые и последние, Дина Годер, www.russ.ru, 8.04.2004
Предлагаемые обстоятельства, Наталия Каминская, Культура, 8.04.2004
Стулом по России, Алена Карась, Российская газета, 7.04.2004
А абажур висит, Итоги, 6.04.2004
Хабенский и Пореченков теперь белогвардейцы, Анна Орлова, Комсомольская правда, 6.04.2004
Кому пролог, а кому и эпилог, Григорий Заславский, Независимая Газета, 6.04.2004
Белую гвардию сделала убойная сила, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 6.04.2004
Люди чести, Александр Соколянский, Время новостей, 5.04.2004
Душевная драма, Олег Зинцов, Ведомости, 2.04.2004
Вышли из ментовской шинели, Полина Игнатова, Газета.Ru, 2.04.2004
Спрятаться негде, Нина Агишева, Московские новости, 2.04.2004
Счастье — хорошо, а правда — хуже, Глеб Ситковский, Газета, 2.04.2004
Без черного снега, Елена Ямпольская, Русский курьер, 1.04.2004
Белая и пушистая гвардия, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 1.04.2004
Жизни грянули «Ура!», Марина Давыдова, Известия, 31.03.2004
Всеобщая мобилизация, Павел Руднев, Ваш досуг, 29.03.2004
Крестный путь белой гвардии, Оксана Герасимова, Московский Комсомолец, 27.03.2004
Любимый спектакль Сталина, Григорий Заславский, Независимая газета, 26.03.2004
Холодная зима пятьдесят третьего, Майя Мамаладзе, Россiя, 25.03.2004
Пьеса о кремовых шторах, Александр Смольяков, Где, 25.03.2004
«Белая гвардия». Новый призыв, Юлия Шигарева, Аргументы и факты, 24.03.2004
Назад в будущее, Павел Руднев, Ваш досуг, 22.03.2004
Мещане, или Дон Сезар де Базан, Борис Поюровский, Литературная газета, 19.03.2004
Нехорошая квартира, Итоги, 16.03.2004
Немирович вышел весь, Марина Давыдова, Известия, 14.03.2004
«Мещане» в культуре глюка, Нина Агишева, МН, 12.03.2004
От забора до обеда, Наталия Каминская, Культура, 12.03.2004
Серебренников победил Горького, Глеб Ситковский, Газета, 11.03.2004
Зайчики-мещане, Ольга Егошина, Новые известия, 11.03.2004
Концерт для половицы с оркестром, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 10.03.2004
Играй, а то проиграешь, Марина Давыдова, Известия, 10.03.2004
Где тонко, там и рвется, Алена Карась, Российская газета, 10.03.2004
Грядущий клон будет счастливым, Екатерина Сальникова, Ваш досуг, 8.03.2004
«Мещане» вернулись, Роман Должанский, Коммерсант, 6.03.2004
Свои люди, сочтемся, Олег Зинцов, Ведомости, 5.03.2004
Детей не жалко, Дина Годер, Газета.Ru, 5.03.2004
Горький без грима, Григорий Заславский, Независимая Газета, 5.03.2004
Мандаринка от яблони далеко падает, Елена Ямпольская, Русский курьер, 4.03.2004
Немного уважаемый шкаф, Олег Зинцов, Ведомости, 4.03.2004
Клоны атаковали МХАТ, Роман Должанский, Коммерсант, 4.03.2004
Крошка-клон к отцу пришел, Глеб Ситковский, Газета, 4.03.2004
МХАТ атаковали клоны, Артур Соломонов, Известия, 4.03.2004
Честные намерения, Мария Никольская, Россiя, 4.03.2004
Народный характер Алексея Грибова, Светлана Новикова-Ганелина, Аргументы и факты, 4.03.2004
Новый спектакль МХАТа имени Чехова рассказывает о клонах, Елена Груева, Столичная вечерняя газета, 3.03.2004
Если встретишь сам себя, умрешь, Ольга Рогинская, Русский Журнал, 3.03.2004
Отцы и клоны на сцене МХАТа, Мария Кузьмина, Yтро.ru, 3.03.2004
Разбитое счастье Евгении Ханаевой, Сергей Капков, Частная жизнь, 03.2004
Олег Табаков выдает Японии главную тайну, Валерий Виноградов, Вести, 28.02.2004
«'Мещан'» я прочел недавно", Роман Должанский, Коммерсантъ-Weekend, 27.02.2004
Максим Горький — хит сезона, Роман Должанский, Коммерсантъ-Weekend, 27.02.2004
Мещанин во дворянстве, Елена Ковальская, Афиша, 25.02.2004
Никакого мещанства, Павел Руднев, Ваш досуг, 23.02.2004
МХАТ в грязи, Мария Львова, Вечерний клуб, 19.02.2004
Президент идет в «Лес», Виктория Никифорова, Эксперт, 24.01.2004
Но кто мы и откуда…, Анна Шалашова, Экран и сцена, 21.01.2004
Последняя любовь делового господина, Полина Богданова, Театральные Новые известия, 17.01.2004
В паутине опасных связей, Алиса Никольская, Театральная касса, 1.2004
Рисунки и шаржи. Борис Ливанов, телеканал «Культура», 2004
Мой серебряный шар. Евгений Евстигнеев, Виталий Вульф, телеканал «Россия», 2004